Денис Примаков

Неудачное лоббирование

06 Июл 11.57 1222

Которое демонстрирует системные сбои в нормотворчестве

Денис Примаков

к.ю.н., юрист Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл Россия»

Подписание президентом поправок к ФЗ «Об оружии», которые отличаются от варианта, утвержденного Парламентом (Государственной думой и Советом Федерации), совсем не тривиальный инцидент. Вчера выяснилось, что по принятому Госдумой закону разрешение на хранение огнестрельного оружия самообороны, охотничьего, спортивного, пневматического оружия должно выдаваться гражданам на десять лет, а по подписанному президентом — на пять. Пятилетний срок лицензии был и раньше — в действовавшей до принятия Госдумой поправок редакции этого закона.

Такой казус является нетривиальным не столько по причине того, что нарушает конституционные нормы законодательного процесса, сколько потому, что демонстрирует системные сбои в нормотворчестве. Даже пресс-секретарю президента РФ Дмитрию Пескову пришлось признать, что Кремль «разбирается с этим».

Вся коллизия состоит в том, что в соответствии с Конституцией РФ и регламентом Госдумы поправки могут вноситься только в рамках второго чтения законопроекта в Думе, поэтому президент РФ не мог внести в текст собственные поправки на этапе подписания. К тому же сами изменения в закон об оружии были частью пакета поправок в законодательство в связи с организацией Национальной гвардии, и субъектом законодательной инициативы выступал как раз президент.

В силу п.1 ст.106 Регламента ГД РФ законодательная инициатива, соответствующая ст.104 Конституции РФ, рассылается профильным комитетом всем заинтересованным публичным лицам, в том числе президенту России, в Совет Федерации, Правительство РФ, Счетную палату, Общественную палату, а также в Конституционный суд РФ и Верховный суд РФ для подготовки отзывов, предложений и замечаний.

В отсутствие законодательных рамок лоббистской деятельности приходится гадать, почему государственно-правовое управление вначале хотело увеличить срок лицензии на хранение оружия для граждан с 5 до 15 лет (если верить версии, изложенной единороссом Александром Хинштейном), а потом от него совсем отказалось. Можно с уверенностью предположить, что спор о сроке лицензии имел место, если учитывать, что от МВД к Федеральной службе войск национальной гвардии переходят полномочия по осуществлению федерального государственного контроля за соблюдением законодательства РФ в сфере оборота оружия (новая редакция ч.1 ст.1 ФЗ «Об оружии»). В этом контексте любая норма, усиливающая новое военное ведомство, противоречит интересам других правоохранительных органов (и не в последнюю очередь МВД).

Через шестой созыв Государственной думы прошло 6012 законопроектов, что ставит его на первое место по количеству рассмотренных и принятых законов (принято более 1800), поэтому он справедливо войдет в историю под именем «бешеный принтер». В таком ритме тяжело не только работать, но и координировать свои действия с другими субъектами законодательной деятельности, в том числе и с Правовым управлением Администрации президента и теми публичными акторами, кого напрямую затрагивает закон.

Так называемая «ошибка» в законе, подписанном президентом, по сравнению с вариантом, который вышел из Совета Федерации, не случайна. Она демонстрирует попытки неудачного лоббирования в системе полной дезориентированности парламента последних шести лет, который по существу не имел собственной адженды, а лишь ретранслировал то, что ему готовит исполнительная власть, приходящая на Охотный ряд в лице либо Администрации президента, либо разных государственных органов.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции
законотворчество, Владимир Путин, Госдума, Совет Федерации

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.