Исмаил Дибиров

Особое право для особых зон

17 Авг 13.22 1628

Объединенные Арабские эмираты показали, как нужно привлекать инвесторов

Исмаил Дибиров

юрист ИФК «Горизонт Капитал»

Ключ к успеху особых экономических зон (ОЭЗ) кроется не только в благоприятных экономических условиях, но и в обособленности правовых систем. Об этом свидетельствует опыт развития ОЭЗ в Объединенных Арабских эмиратах. Эта страна, в отличие от России, рискнула ради благоприятных условий для бизнеса поступиться суверенитетом.

Оазисы либерализма

Если попросить трех человек рассказать, что такое особая экономическая зона, то каждый из них выдаст отдельную концепцию. Первый может описать огороженную промышленную зону в развивающейся стране. Это территория, занятая многонациональными корпорациями, свободно пользующимися налоговыми льготами. Перед глазами сразу встают толпы рабочих швейных фабрик, работающих в неудовлетворительных условиях.

В противоположность этому, второй человек может рассказать про «чудо Шэньчжэнь», рыбацкую деревню, превращенную в космополитический город с населением в 14 миллионов человек и валовым внутренним продуктом, выросшим в 100 раз в течение 30 лет с момента наделения города соответствующим статусом.

У третьего же в голове появится картина таких мест, как Дубай или Сингапур, порты в которых служат основой для обширной международной торговли и применения логистически ориентированной деятельности.

На деле, все три описания — довольно верные для такого сложного и разнообразного явления, как ОЭЗ. Но, несмотря на множество вариаций в форме и содержании, все ОЭЗы могут быть в широком смысле определены как обособленные географические области, находящиеся в пределах национальных границ той или иной страны, где правила бизнеса отличаются от тех, которые применяются на остальной территории. Эти дифференцированные правила в основном имеют отношение к инвестиционной деятельности, международной торговле и таможенному делу, налогообложению и нормативно-правовой базе; в результате этого зона наделяется бизнес-средой, которая предназначена, по сравнению с остальной территорией страны, быть более либеральной с политической и более эффективной с административной точек зрения[1].

Российский путь

9 июня газета «Коммерсантъ» со ссылкой на ведомственную переписку сообщила о том, что «по поручению президента создание новых особых экономических зон (ОЭЗ) в России прекращается — по крайней мере до разработки единых подходов к ОЭЗ и территориям опережающего развития, работа десяти зон будет прекращена, все действующие ОЭЗ переданы регионам».

Глава контрольного управления президента Константин Чуйченко в своем докладе со ссылкой на данные Счетной палаты сообщил, что ОЭЗ так и не стали действенным инструментом поддержки экономики: с 2006 года на создание 33 ОЭЗ направлено 186 млрд руб. (из них 122 млрд руб. федерального бюджета). 24 млрд руб. из них не использованы, налоговые и таможенные платежи из самих зон за это время составили 40 млрд руб. Создание одного рабочего места в ОЭЗ обошлось бюджету в 10 млн руб.— среднюю зарплату в РФ за 25 лет[2].

Очевидно, такие грустные цифры, явившиеся результатом 11-летней работы по созданию и развитию ОЭЗ в России, заставили президента, как указывает «Коммерсантъ», поручить правительству разработать единую стратегию работы ОЭЗ, обеспечить оптимизацию бюджетных инвестиций и механизмы их передачи под управление субъектам РФ. Кроме того, в поручении шла речь о приостановке создания новых ОЭЗ — до разработки единых подходов к их созданию — и прекращении работы неэффективных ОЭЗ по итогам проверок Счетной палаты и Генпрокуратуры. То есть только через 11 лет после принятия Федерального закона об ОЭЗ начинают разрабатывать единую стратегию работы, обеспечивающую оптимизацию инвестиций из бюджета и проч. Все это говорит о явном провале проекта.

Английское право в арабской стране

В то же время в другой стране, которая также активно реализует концепцию ОЭЗ, дела обстоят иным образом. В ОАЭ сегодня действует 37 различных свободных зон, большая часть из которых, конечно же, расположена в Дубае. Еще 9 находится в стадии разработки и строительства. Чтобы понять разнообразие функционала эмиратских свободных зон, достаточно по диагонали пройтись по их названиям: Dubai Airport Free Zone, Dubai Knowledge Village, International Media Production Zone, ADPC — Khalifa Port and Industrial Zone (KPIZ), Umm Al Quwain Free Trade Zone (UAQFTZ) и т.д. В настоящей статье речь пойдет о свободной финансовой зоне в Абу-Даби, которая начала непосредственно осуществлять бизнес-деятельность только в прошлом году и уже приняла в свой состав первых финансовых участников[3].

Международный финансовый центр Abu Dhabi Global Market (ADGM), новейшая в мире свободная финансовая зона, заключил соглашение с юридическими органами Абу-Даби с целью установления сотрудничества между двумя независимыми юрисдикциями, сообщает эмиратское международное издание The National[4]. В заключенном между сторонами меморандуме о взаимопонимании от 19 апреля 2016 года предусмотрены правила юридического сотрудничества в вопросах взаимного признания и исполнения судебных постановлений, приказов и решений арбитражных (третейских) судов. Кроме того, оговорена кооперация относительно обмена информацией, электронных систем и баз данных в сфере образования и коммуникации[5].

Как отмечает The National, данное соглашение представляет собой важный шаг для ADGM в деле привлечения крупных глобальных институтов в свободную зону. Кроме того, гарантию, что потенциальные участники будут работать в соответствии с привычным им законодательством на высоком уровне. Под руководством председателя Ахмеда Аль-Сайи ADGM добился быстрого прогресса в том, что касается выстраивания англоязычной системы общего права в новой свободной зоне.

Заключение указанного соглашения приветствуют как власти эмирата, так и юридические эксперты, практикующие в регионе. Так, заместитель министра Юридического департамента Абу-Даби Юсиф Саид Аль-Абри отметил, что координация и сотрудничество между многочисленными органами в Абу-Даби сыграют положительную роль в приведении операционной деятельности зоны в соответствие с высокими международными стандартами.
В свою очередь, Стивен Форстер, глава офиса Al Tamimi & Co (одной из самых рейтинговых юридических фирм на Ближнем Востоке) в Абу-Даби, заявил следующее: «Это [имевшее место событие] создает мост между двумя очень разными правовыми традициями. А именно, системой гражданских судов Абу-Даби и судами ADGM, работа которых основана на системе английского общего права. Приятно видеть, что органы юстиции Абу-Даби заинтересованы в оказании помощи судам ADGM в завоевании [международного] доверия, ставя во главу угла вопрос об исполнимости решений ADGM в местных судах».

Поступились суверенитетом ради экономики

Отметим, что создание ADGM, ее резкое развитие и, в частности, заключение вышеуказанного меморандума не внезапны, а являются результатом планомерного и давнего поступательного развития свободных зон и законодательства ОАЭ в сфере ADR. До появления ADGM основным финансовым центром с подобным статусом являлся DIFC (Dubai International Financial Center), который уже доказал свою состоятельность в качестве заслуживающего доверия международного института с такой же независимой правовой системой. Обособленность правовой системы DIFC от правовой системы эмирата Дубай и активное желание руководства финансового центра выйти на достойный международный уровень привели к созданию Арбитражного центра DIFC-LCIA.

Учреждение DIFC-LCIA в Эмиратах стало возможным после принятия поправок в конституцию ОАЭ в 2004 г., которые позволили создать так называемые свободные финансовые зоны, в том числе и на территории Дубая[6]. Как уже было указано, на Дубайский международный финансовый центр не распространяется гражданское и коммерческое законодательство Эмиратов. Закон DIFC об арбитраже от 2008 г. основан на Типовом законе UNCITRAL о международном коммерческом арбитраже. Получается интересная картина: двухуровневая система законодательства в ОАЭ (федеральное и эмиратов) в Дубае приобретает еще один уровень, направленный исключительно на нужды ADR.

При этом третейские суды, рассматривающие внутренние споры, работают в соответствии с федеральным законом — ст.ст. 203–218 ГПК ОАЭ. В силу того, что ГПК ориентирован на процесс в государственных судах, его положения, касающиеся третейского судопроизводства, часто слишком краткие и сложно поддаются толкованию. Данные положения не имеют ничего общего с Типовым законом UNCITRAL, не могут быть использованы для разрешения споров с международным элементом и направлены исключительно на внутреннее третейское разбирательство[7].

В юрисдикции DIFC складывается совсем другая ситуация. Финансовый центр действует в соответствии со своей, отдельной от федеральной, правовой системой, основанной на принципах общего права, и специально созданной судебной системой. Правосудие отправляется на том же языке, на котором принимаются большинство законов DIFC, — английском. Закон DIFC об арбитраже от 2008 г. — комплексный проработанный акт, основанный на Типовом законе UNCITRAL.

Учрежденный в партнерстве с LCIA Институт DIFC осуществляет свою деятельность под юрисдикцией DIFC и получает все большую популярность в качестве форума для разрешения споров из международных контрактов компаний, осуществляющих свою деятельность как на Ближнем Востоке, так и за его пределами. Наличие DIFC демонстрирует международному сообществу институциональную и законодательную инфраструктуру Дубая и свидетельствует о том, что рассмотрение споров здесь осуществляется на высшем уровне наряду с такими арбитражными центрами, как Лондон, Париж и Сингапур[8].

Как видно из сказанного выше, усилия ОАЭ по созданию свободных финансовых зон с независимой юрисдикцией, основанной на английском праве или международных типовых законах, можно признать более чем успешными. Остается надеяться, что в скором времени у нас в стране придумают, как наиболее оптимально и эффективно выстроить рентабельную систему ОЭЗ без многомиллиардных бессмысленных вложений.
 
[3] ADGM был создан в 2013 году и осуществляет свою деятельность в соответствии с Федеральным законом № 8 от 2004 г., Федеральным декретом № 15 от 2013 г., Резолюцией Кабинета министров № 4 от 2013 г. и Законом Абу-Даби № 4 от 2013 г[5].
[5] см. официальный пресс-релиз, посвященный событию
СЭЗ, английское право, инвестиции

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»