Пауль Калиниченко

Позиция Венецианской комиссии по закону о КС — обоснованная и нет

14 Мрт 15.08 2034

Диалог между страсбургской и российской системами защиты прав человека должен быть продолжен

Пауль Калиниченко

д.ю.н, профессор кафедры интеграционного и европейского права МГЮА, завкафедрой европейского права Дипломатической академии МИД России, директор Национальной школы интеграционных исследований

В пятницу на прошлой неделе, 11 марта 2016 года, Комиссия за демократию через право (известная больше как Венецианская комиссия), экспертно-консультационный орган Совета Европы по вопросам конституционного права, приняла заключение по принятым в декабре прошлого года поправкам в закон о российском Конституционном суде. Эти поправки наделяют КС дополнительными полномочиями — проверить, в частности, соответствие постановлений Европейского суда по правам человека Конституции РФ и принимать решения о возможности исполнения таких постановлений в правопорядке России.

Заключение критикует эти поправки. Венецианская комиссия указала, что в части возможности исполнения решений ЕСПЧ они не совместимы с международными обязательствами России. Такие полномочия могут воспрепятствовать исполнению международных решений в той или иной форме. По мнению комиссии, если КС не способен разрешить коллизию между Конституцией и решением международного органа, то это не освобождает Россию от обязанности исполнить его. Даже если такое исполнение требует внесения изменений в Конституцию, это сделать необходимо. Вместе с тем, комиссия согласна, что исполнение международного решения может иметь альтернативную форму.

Эксперты Венецианской комиссии поддержали идею диалога между страсбургской и российской системами защиты прав человека и попросили Россию воздержаться от односторонних мер на основе действующих поправок, а также внести изменения в действующее законодательство. Предлагается, во-первых, изменить формулу «возможность исполнения решения» на «совместимость с Конституцией РФ средства исполнения международного решения». Во-вторых, удалить статьи, согласно которым не могут осуществляться какие-либо действия, направленные на исполнение международного решения, объявленного КС несоответствующим Конституции. В-третьих, ввести в законодательство обязанность российских властей находить альтернативные способы исполнения международного решения.

Кроме того, эксперты Венецианской комиссии указали на важность соблюдения принципа, гарантирующего право на участие лица в его собственном деле в рамках процедур, предусмотренных декабрьскими поправками. Это требует привлекать заявителей, жаловавшихся в ЕСПЧ, в процесс при рассмотрении дела в Конституционном суде. Комиссия также заявила, что меры индивидуального характера из постановления ЕСПЧ, как, например, выплата справедливой компенсации, не могут быть предметом оценки конституционности.

Несмотря на то, что декабрьские изменения в российский закон о КС еще не дали никакого практического эффекта, а первый запрос, касающийся применения новых полномочий суда, был направлен только в прошлом месяце, ряд замечаний Венецианской комиссии оправдан. Декабрьские поправки не раз критиковали за то, что они были приняты в авральном, практически чрезвычайном режиме, новые положения закона не были до конца сбалансированы даже применительно к отечественной правовой системе. В этой связи введение в закон гарантий участия лица в его собственном деле как одного из общих принципов права важно и обоснованно. Правы эксперты и в том, что «совместимость с Конституцией РФ средства исполнения международного решения» звучит в тексте закона менее строго и более уместно, чем «возможность исполнения решения», учитывая деликатность проблемы, на преодоление которой были нацелены поправки.

Напротив, сложно согласиться с венецианскими экспертами в том, что вопрос о компенсации не может быть подвергнут конституционной оценке. Вопрос о ее размере и характере пени допустим для подобной оценки, так как находится за пределами текста европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Вопросы о поиске альтернативных форм исполнения международного решения и возможности осуществлять какие-либо действия, направленные на исполнение такого решения, даже в случае признания его несоответствующим российской Конституции, являются одними из центральных вопросов диалога двух систем и должны быть решены на основе более широкого обсуждения. Заключение Венецианской комиссии носит предварительный характер, окончательное будет вынесено после того, как будут заслушаны и обсуждены доводы российских докладчиков. Российские власти, таким образом, приглашаются к практическому диалогу.
законотворчество, Россия и ЕСПЧ, Конституционный суд, Венецианская комиссия

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.