Дмитрий Гололобов

Правосудие и голодовка

04 Май 14.05 3830

Дмитрий Гололобов

приглашенный профессор University of Westminster

Последние несколько недель интернет буквально наводняют петиции и письма в защиту Владимира Буковского, который объявил голодовку в знак протеста против действий британской прокуратуры (CPS, Crown Prosecution Service) и судов. Буковский — широко известный диссидент советской закалки, «хулиган, которого обменяли на Луиса Корвалана», вроде бы не должен предпринимать опрометчивых и необдуманных действий, но сейчас понять, чего он хочет добиться от британского правосудия, непросто даже для профессионалов.

Около года назад Буковскому инкриминировали хранение и изготовление детской порнографии. И если первая часть обвинения является преступлением небольшой тяжести (Section 160 of the Criminal Justice Act 1988) и можно отделаться так называемым community order — отдачей на поруки общественности, то за изготовление грозит минимум шесть лет заключения. Кроме того, совершивший подобное преступление на длительное время вносится в реестр сексуальных преступников, что является позорнейшим пятном на репутации.

Уголовное дело Буковского было преподнесено многими СМИ, включая и «Эхо Москвы», и газету Guardian, как злонамеренные действия британской прокуратуры и суда против заслуженного диссидента, осуществляемые «с подачи Кремля». Но здравомыслящий человек вряд ли поверит в такую «теорию заговора»: по делу Литвиненко и Березовского британская прокуратура и российское ФСБ договориться никак не смогли, а вот на Буковского почему-то совместно «напали».

Предпринятые же Буковским шаги обращают внимание на прелюбопытный юридический казус, имеющий отношение не только к теории common law, но и к праву вообще. Его дело было назначено в Crown court на май. Однако он решил не ждать милости от судьи и присяжных, а атаковать и подал в Queen’s Bench Division of the High court (инстанция, не связанная непосредственно с уголовными делами) заявления о клевете (libel) со стороны прокуратуры (Bukovsky v Crown Prosecution Service). Буковский утверждал, что, предъявив ему обвинения, прокуроры его оклеветали. Изначально ему удалось даже добиться судебного приказа, запрещавшего разглашение предъявленных ему обвинений, но вскоре он был отменен как противоречащий требованиям закона о свободе прессы и не имеющий под собой реальных оснований. Когда же Queen’s Bench Division of the High Court отказался заниматься делом о клевете до начала уголовного процесса Буковского, тот и объявил голодовку. Он требует срочно рассмотреть заявление о клевете в надежде «торпедировать и потопить» дело о порнографии, создав благоприятную преюдицию.

Но «казус Буковского» не уникален. В прецедентном решении Палаты лордов в деле Taylor v Serious Fraud Office [1999] 2 AC 177 (со ссылками на Watson v. M'Ewan [1905] A.C. 480 и Mahon v. Rahn [1998] Q.B. 424) говорится, что такие участники уголовного процесса, судьи, прокуроры и свидетели пользуются абсолютным иммунитетом от исков из-за сказанного ими в процессе, если они действовали добросовестно и разумно. Обвиняемые принципиально не могут предъявлять какие-либо диффамационные иски к указанным участникам процесса.

В более свежем деле Westcott v Westcott [2008] EWCA Civ 818 указывается, что без предположений о совершении преступных действий полиция вообще была бы неспособна расследовать преступления. Разумеется, у участников процесса, как это специально указывалось в деле Martin v Watson [1996] AC 74, есть возможность преследовать лиц, предъявивших «ненадлежащие обвинения», но только в случае установленной злонамеренности их действий. И подобную позицию надо признать абсолютно логичной, поскольку в противном случае уголовный процесс превратился бы в беспрерывное соревнование с делами о защите чести и достоинства и, в конце концов, утратил бы всякий смысл.

Главный мотив в действиях Буковского не само вероятное уголовное наказание и тюремный срок, который в его возрасте будет, разумеется, максимально смягчен, а защита своей репутации любыми возможными средствами. Но те, кто пишет петиции в поддержку его голодовки, да и он сам, пытаясь оказать давление на британский суд, известный своей беспристрастностью, совершают большую ошибку. Во-первых, они прямо выступают против основных принципов правосудия и ничего не добьются, поскольку еще со времен смерти во время премьерства Маргарет Тэтчер нескольких голодавших заключенных всем ясно, что британские суды подобному шантажу не поддаются. Во-вторых, они заранее демонстрируют неуверенность в невиновности Буковского и его возможностях убедить в этом присяжных.

Не надо бояться суда. Особенно если это суд британский. Здесь, по данным официальной судебной статистики, уровень оправдательных приговоров в 2014 году составил приблизительно 18%. В британском суде всегда лучше играть честно. Даже тому, кого когда-то в знак компромисса с Западом обменяли на Корвалана.

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»