Анатолий Костылев

Профилактика правонарушений: без оглядки на Конституцию

19 Авг 10.29 832

Анатолий Костылев

доцент ТюмГУ

Федеральный закон «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» от 23 июня 2016 года является в целом необходимым и важным. Однако некоторые его нормы противоречат Конституции РФ и оставляют большие возможности для произвола, коррупции и нарушений прав человека.

«Антиобщественное поведение»

Настораживает наличие в Законе неопределенных норм. Например, в статье 2 Закона, где содержатся основные понятия, на шестой позиции дается определение антиобщественного поведения. Это «не влекущие за собой административную или уголовную ответственность действия физического лица, нарушающие общепринятые нормы поведения и морали, права и законные интересы других лиц». При этом, даже учитывая алфавитный порядок, эта дефиниция должна быть в начале списка. Однако по сути антиобщественное поведение, скорее всего, и приводит к совершению правонарушений. Следовательно, на него в первую очередь и должно оказываться профилактическое воздействие, чтобы не допустить совершения правонарушения.

Но что же такое «антиобщественное поведение»? Кроме того, что сказано в статье, ничего более. Принимая во внимание, что понятие «общепринятых норм поведения» имеет расплывчатый, неопределенный характер, можно только догадываться, во что может вылиться «профилактика антиобщественного поведения».

При этом сам факт наличия неопределенных норм является нарушением положений Конституции Российской Федерации. Как сказано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 июня 2015 г. № 12-П: «4.1. Требование определенности правового регулирования, обусловленное конституционными принципами правового государства, верховенства закона и юридического равенства, предполагает, что механизм его действия должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений из содержания конкретного нормативного положения или системы нормативных положений, находящихся в очевидной взаимосвязи...
5. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, неопределенность содержания правовой нормы препятствует ее единообразному пониманию, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, может привести к нарушению принципов равенства и верховенства закона; поэтому самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы, влекущего ее произвольное толкование правоприменителем, достаточно для признания такой нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации (постановления от 6 апреля 2004 года № 7-П, от 20 декабря 2011 года № 29-П и др.)».

Внесудебная «профилактика»

И это не единственное нарушение Конституции РФ. В Законе присутствует такая форма профилактического воздействия, как профилактический учет, который влечет за собой профилактический надзор (ст.17. п.п.4,6). В этом случае производятся «сбор, регистрация, обработка, хранение и предоставление информации, в том числе с использованием автоматизированных информационных систем». То есть это сбор информации у родственников, сослуживцев, друзей, соседей. Поиск любой негативной информации, которая потом может использоваться каким угодно образом. При этом невозможно уклониться от таких опросов, т.к. «лица, участвующие в профилактике правонарушений, не вправе своими действиями создавать препятствия деятельности субъектов профилактики правонарушений и их должностных лиц».

Однако первая часть статьи 51 Конституции РФ гласит, что «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом». Статья же 24 часть первая определяет: «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». Тут вновь потребуется решение Конституционного Суда Российской Федерации?

При этом в Законе термин «суд» упоминается только единожды, когда определяются основания для применения специальных мер профилактики, которыми является решение суда либо решение одного из субъектов профилактики. А будет ли дело доходить до суда? Не будут ли должностные лица (читай, чиновники) определять, «антиобщественное» это поведение или нет, и есть ли при этом основание для применения «специальных мер профилактики»? Причем все это будет применяться чиновниками при «выявлении правонарушений либо причин и условий, способствующих их совершению, а также лиц, поведение которых носит противоправный или антиобщественный характер, или лиц, намеревающихся совершить правонарушение». То есть имеется мнение, что гражданин собирается совершить правонарушение, и он уже на «профилактическом учете», соответственно, и под «профилактическим надзором». На чем основано это мнение, не важно, главное, оно есть.

Несовершенная система


Настоящий Федеральный закон в целом является необходимым и важным. Как сказал Монтескье: «Лучше предупреждать, чем карать преступления».

Профилактика правонарушений (преступлений и административных правонарушений) в России осуществляется различными государственными органами в соответствии с их функциональными положениями. При этом известно, что она носит, как правило, разрозненный, несистемный характер. Принятый ФЗ меняет это положение вещей, так как объединяет все субъекты профилактики и определяет общие правила функционирования системы. Он также устанавливает правовую и организационную основы этой системы.

Однако в таком виде Закон — недоработанный и оставляет большие возможности для произвола, коррупции и нарушений прав человека. Данная ситуация приведет к недостаточно эффективному использованию системы. Так что же, вносить поправки в закон, еще не вступивший в силу?
профилактика правонарушений, Конституция, произвол

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»