Сергей Пузыревский

Публичные интересы в патентном праве должны быть в приоритете

21 Мрт 08.32 1152

В международном праве есть нужные нормы для принудительного лицензирования, и другие государства их уже апробировали

Сергей Пузыревский

заместитель руководителя ФАС России, заведующий кафедрой конкурентного права МГЮА

Большинство стран с современной рыночной экономикой строят систему регулирования объектов интеллектуальной собственности, исходя из приоритета защиты публичных интересов — обеспечения конкуренции — перед частными интересами правообладателей. Такой подход основывается на положениях статьи 40 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС/TRIPS), предусматривающей право государств описывать в национальном законодательстве виды лицензионной практики, в которых заключена возможность злоупотребления правами на результаты интеллектуальной деятельности и которые, как следствие, имеют возможность оказывать неблагоприятное воздействие на конкуренцию. В свою очередь, статья 31 соглашения ТРИПС говорит, что использование объекта патента без разрешения правообладателя возможно, если национальное законодательство члена ВТО разрешает подобные действия.

Многие государства, в том числе США, европейские страны и Япония, развивая эти положения международного права, установили у себя порядок применения антимонопольного законодательства в сфере интеллектуальных прав[1]. И используют их. Например, в октябре 2001 года канадское правительство выдало разрешение Apotex Inc. (крупнейшая в Канаде фармацевтическая компания — прим. ред.) разрешение на производство 1 млн таблеток копии препарата «Ципро» (МНН: Ципрофлоксацин), патент которого принадлежит корпорации Bayer (головной офис находится в Германии — прим. ред.). Основано это решение было, во-первых, тем обстоятельством, что у Bayer не было технологической возможности изготовить «Ципро» в достаточных количествах, во-вторых, угрозой национальной безопасности Канады. Отпускная цена на копию «Ципро» от Apotex была почти вдвое ниже цены оригинального препарата. Подобная практика существует и в других странах, в частности в Бразилии, Индии и Индонезии.

В Российской Федерации ситуация обстоит иначе. В настоящее время по закону о защите конкуренции требования антимонопольного законодательства не распространяются на отношения, связанные с осуществлением прав на результаты интеллектуальной деятельности (часть 4 статьи 10 и часть 9 статьи 11). Действия и соглашения в этой сфере, приводящие к недопущению, ограничению или устранению конкуренции на товарных рынках, не могут пресекаться существующими антимонопольными мерами.

Между тем зачастую политика злоупотребляющего своим доминирующим положением правообладателя приводит к отказу от производства или поставки на территорию Российской Федерации социально необходимых товаров, в том числе лекарств и изделий медицинского назначения. Это создает необоснованные преимущества правообладателям — в основном иностранным компаниям — в ущерб развитию конкуренции, причиняет существенный вред потребителям.

Сейчас эффективных механизмов государственного воздействия на подобные нарушения российское законодательство не предусматривает. В этой связи необходимо обсудить возможность внесения в законодательство ряда изменений. Во-первых, изъятие из закона о защите конкуренции норм, предусматривающих, что требования антимонопольного законодательства не распространяются на действия и соглашения по осуществлению исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности. Во-вторых, определить в этом же законе порядок применения антимонопольного законодательства к упомянутым действиям и соглашениям в той мере, в которой они направлены на недопущение, ограничение или устранение конкуренции. В-третьих, уточнить в Гражданском кодексе порядок принудительного предоставления простой неисключительной лицензии на использование на территории РФ изобретения, полезной модели или промышленного образца, если действия патентообладателя несут в себе угрозу существенного нарушения прав граждан и безопасности государства. Такая лицензия должна предоставляться лицам, которые не входят в одну группу с правообладателем.

Примечание

1. См.: Антимонопольные разъяснения о лицензировании интеллектуальной собственности, подготовленные Федеральной торговой комиссией и Министерством юстиции США в 1995 году; Положение Европейской Комиссии от 21.03.2014 № 316/2014 «О применении Статьи 101(3) Соглашения о функционировании Европейского Союза к категориям соглашений о передаче технологий»; Разъяснения об использовании интеллектуальной собственности в соответствии с Антимонопольным актом, подготовленные Комиссией по честной торговле Японии в 2007 году, и др.
ФАС, антимонопольное право, интеллектуальная собственность, конкуренция, законотворчество, принудительное лицензирование

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»