Юрий Казачков

Взыскание убытков с директоров как механизм защиты интересов миноритариев

16 Янв 16.23

Юрий Казачков

руководитель практики гражданского права и процесса юридической компании "НАФКО-Консультанты"

В последние годы законодатель и правоприменители неоднократно декларировали необходимость развития института гражданско-правовой ответственности лиц, уполномоченных выступать от имени юридического лица, а также членов его коллегиального органа и лиц, определяющих действия юридического лица (далее – директоров общества).

Реализации данной задачи должны были способствовать положения Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», новеллы ГК РФ об ответственности директоров общества (ст. 53.1 ГК РФ), о правах и обязанностях участников корпорации, за неисполнение которых данная ответственность наступает (ст. 65.2 ГК РФ) и др.

По результатам применения вышеуказанных норм сложилась неоднозначная судебная практика, а также диаметрально противоположные мнения правоприменителей об эффективности данных новелл.

Наш опыт показал, что институт гражданско-правовой ответственности директоров требует доработки, как в рамках нормативно-правового регулирования, так и в рамках выработки единой правовой позиции судами.

К чему готовиться заявителю иска

Прежде всего, принимая решение о подаче иска к директору, миноритарию надлежит взвесить все «за» и «против» с учетом особенностей процессуальных норм, регулирующих корпоративные споры.

Так, в силу ст. 225.8 АПК РФ участники юридического лица, обратившиеся с иском о взыскании убытков, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности истца, а также обладают правом требовать принудительного исполнения решения арбитражного суда в пользу этого юридического лица.

При этом, согласно п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация.

Таким образом, будучи наделенным всеми процессуальными правами и обязанностями истца, заявитель иска будет являться лишь его законным представителем.

Непосредственно истцом будет выступать корпорация, судебные представители которой находятся в подчинении у директора (будь то подчинение генеральному директору либо лицу, фактически принимающему управленческие решения). В этой связи корпорация с высокой долей вероятности будет возражать против удовлетворения иска.

Такой конфликт истца-корпорации и его представителя-миноритария способен существенно осложнить жизнь последнему: начиная элементарно с установления места регистрации директора (т. е. персональных данных директора) для соблюдения процессуального порядка подачи иска, заканчивая сбором доказательственной базы, которой сам миноритарий не всегда располагает и которую нужно истребовать у корпорации.

Наконец, важно помнить, что законодатель презюмирует добросовестность директора и бремя доказывания обратного возлагает на заявителя иска.

Содержащаяся в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ N 62 оговорка о том, что в случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, а суд сочтет такое поведение директора недобросовестным, бремя доказывания может быть возложено судом на директора, применяется судами в исключительном случае.

Иными словами, говорить о равноправии сторон в подобного рода спорах не приходится.

Сложности доказывания недобросовестности или неразумности действий директора

В силу п. 5 ст. 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

Развернутый перечень недобросовестных и неразумных действий директора содержится в п. 2 и п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 62 соответственно.

В самом общем смысле можно говорить о том, что недобросовестность директора законодатель приравнивает к умышленным виновным действиям, а неразумность – скорее к халатности.

Однако, несмотря на то, что заявителю достаточно доказать лишь один из перечисленных в Постановлении Пленума ВАС РФ № 62 фактов недобросовестности либо неразумности действий директора, на практике сделать это не так просто.

Так, например, наиболее распространенным является поименованный в пп. 1 п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 62 случай действий директора при наличии конфликта между его личными интересами (интересами его аффилированных лиц) и интересами корпорации.

Между тем четкого перечня случаев аффилированности действующее законодательство не содержит.
 
Попытка устранить этот пробел была предпринята Банком России в Кодексе корпоративного управления (а ранее – в Кодексе корпоративного поведения), однако указанные документы силы закона не имеют.

Другой распространенный пример недобросовестных действий директора – ситуация, при которой директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях (пп. 5 п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 62).

Под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента).

Руководствуясь вышеуказанными разъяснениями, суды нередко требуют от заявителя иска доказательств убыточности сделки двукратному и более размеру. Однако, на наш взгляд, подобный подход не только не соответствует буквальному толкованию разъяснений, указывающих лишь один из примеров убыточности сделки, но и недопустим, так как ставит признак недобросовестности в зависимость от размера убытков.

Что касается примеров неразумности директора, описанных в п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ N 62 (принял решение без учета известной ему информации; не предпринял действий, направленных на получение необходимой информации; совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур), то каждый из них сложно доказуем, тем более в ситуации, когда корпорация-истец возражает против удовлетворения иска, препятствует сбору доказательств миноритарием и помогает в этом директору.

Размер убытков поможет определить экспертиза

П. 6 Постановления Пленума ВАС РФ № 62 установлено, что по делам о возмещении директором убытков истец обязан доказать наличие у юридического лица убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Если речь идет о взыскании убытков, связанных с заключением крупных сделок, то случаи, когда размер убытков можно установить точно, на практике крайне редки.

Именно для этого ВАС РФ разъяснил, что арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (п. 1 ст. 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Как правило, в таких случаях размер убытков определяется судебной экспертизой, инициатива по назначению которой, разумеется, должна исходить от заявителя иска.

Только доказав факт недобросовестности или неразумности в действиях директора, факт возникновения убытков и причинно-следственную связь между данными событиями, заявитель иска может рассчитывать на удовлетворение иска.

Подводя итог, отметим, что если законодатель устранит обозначенные пробелы, а судебная практика выработает единый правовой подход при рассмотрении данной категории дел, взыскание убытков с директоров станет главным механизмом защиты интересов миноритарных акционеров корпорации.
миноритарный акционер, судебная практика, НАФКО-Консультанты, убытки,

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»