Дмитрий Малешин

Заочное обучение — это бизнес на дипломах

21 Мрт 19.22 2756

Живучесть заочного образования в РФ объясняют две цифры: 70% всех студентов-юристов учатся заочно и только 10% из них бесплатно

Дмитрий Малешин

д.ю.н., профессор МГУ и НИУ ВШЭ

На прошлой неделе директор Департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки Александр Соболев высказался за запрет заочного образования по ряду специальностей, в том числе по юриспруденции. Инициатива правильная и верная, поскольку именно эта форма в первую очередь дискредитирует всю высшую юридическую школу в стране. И если наводить в этой сфере порядок, то первым шагом должна быть именно ликвидация заочной формы обучения.

В дореволюционной России заочного образования не было, появилось оно в первое десятилетие советской власти. Цель — восполнить дефицит «юридических кадров», который образовался в связи с неприятием советской власти дореволюционным юридическим сословием и из-за эмиграции его представителей.

Кузницей советских юридических кадров стал созданный в 1931 году Всесоюзный юридический заочный институт, который осуществлял подготовку через многочисленные центры и филиалы по всему СССР. Академик Кутафин, конечно же, преобразил ВЮЗИ до неузнаваемости и превратил его в полноценный университет, но традиции заочного образования по-прежнему сильны в современном МГЮУ. Другим флагманам юридического образования — Уральскому государственному юридическому университету и Саратовской государственной юридической академии — тоже не чуждо заочное образование. Да и практически все российские юридические вузы из ТОР-10 по-прежнему продолжают вести подготовку юристов по заочной форме обучения. Особняком стоят классические университеты — МГУ и СПбГУ, которые не проводили и не проводят обучение в заочной форме.

Деньги решают все

70% всех студентов-юристов в России учатся заочно и только 10% из них бесплатно. Эти цифры объясняют живучесть заочного образования. Занимая такую долю рынка образовательных услуг, сложно заставить себя отказаться от дополнительного источника доходов. Поэтому практически нет конкурса при поступлении на заочную форму обучения — принимают подавляющее большинство. Так, в 2012 году из 147 000 заявлений принято 106 000.

Государственные вузы и их многочисленные филиалы, практикующие заочное обучение и являющиеся основными игроками на рынке платных образовательных услуг, рассматривают эту форму как важный источник доходов. В 1990-е годы заочное обучение позволило многим вузам сохраниться, в значительной степени за счет юрфаков. В 2000-е эта форма уже стала рассматриваться не как «прожиточный минимум», а как источник дополнительных поступлений.

Имея такую строку доходов, трудно от нее отказаться. Она позволяет обеспечивать достойные заработные платы как преподавателям, так и административному персоналу, а нередко и осуществлять капитальные вложения. Именно поэтому на протяжении уже долгого времени и вузы, и министерство закрывают глаза на существование заочной формы обучения, прекрасно понимая все ее изъяны. Заочную форму по юриспруденции предлагают убрать уже по меньшей мере полтора десятка лет. Практически все образовательные стандарты по юриспруденции в первоначальном варианте содержат норму о запрете заочной формы обучения, но она всегда исчезает из окончательной редакции.

Заочное образование — только в исключительных случаях

Ключевыми признаками заочного образования являются сокращенные сроки и самостоятельное обучение. В принципе, они сами по себе полностью характеризуют качество этой формы обучения. Заочное образование скорее является промежуточной формой образования между стационарными учебными заведениями и самообразованием[1].

Конечно же, у него есть и плюсы, среди которых главным является возможность совмещения работы и учебы. Однако нельзя ставить знак равенства между дипломами заочной и очной форм обучения, тогда как сейчас их статус одинаков. Учитывая кардинально разный подход к образованию, затраты, сроки обучения, такое единообразие в статусе по крайней мере несправедливо.

Качество заочного юридического образования не имеет ничего общего с должным уровнем в нашей стране по крайней мере последние 25 лет. Конечно же, есть исключения из этого правила, но они носят единичный характер. Аргумент, что многие видные юристы получили заочное образование, не выдерживает критики, поскольку между их профессиональным успехом и заочным образованием нет связи.

Заочное образование может иметь место, но должно носить исключительный характер, а не такой всепоглощающий, как сейчас, когда, по сути, высшее юридическое образование ассоциируется только с заочным. Нужны серьезные уважительные причины для перевода обучения из очной в заочную форму, например, по состоянию здоровья. Но вводить этот порядок нельзя сразу. Сначала нужно запретить набор абитуриентов на заочную форму обучения по юриспруденции, затем завершить обучение ранее зачисленных и зафиксировать систему юридического образования в ее новой реальности — без масштабной подпитки за счет средств заочников.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов

[1] Важно не путать заочную форму обучения с альтернативными дистанционными средствами обучения. В первом случае контакт обучаемого с преподавателем практически исключен либо сведен до минимума. Во втором случае речь идет о новых способах передачи информации через образовательные агрегаторы типа Coursera, используемые при очной подготовке в качестве дополнительных средств.
юридическое образование

Константин Шутов 22-03-2016 11:43

Я преподавал 6 лет уголовное право в университете. Из числа заочников лишь процентов 10 способны к дальнейшей работе по специальности. Остальные зря тратят время и деньги. Работы, с их уровнем подготовки, они не найдут. Это в девяностых брали всех, лишь бы диплом был... Очники же готовы к дальнейшей работе по специальности почти стопроцентно... Заочно учиться, это как заочно пообедать...

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»