Марианна Муравьева

Женщин хотят защитить от обрезания

04 Сен 14.28 3018

Инициирован законопроект о введении уголовного наказания за произведение женского обрезания по религиозным мотивам

Марианна Муравьева

профессор кафедры теории и истории права, Национальный Исследовательский Университет Высшая Школа Экономики (НИУ ВШЭ)

15 августа 2015 года общественная организация «Правовая инициатива по России» опубликовала доклад «Производство калечащих операций на половых органах у девочек в Республике Дагестан». В нем на основании результатов проведенных в 2015-2016 гг. качественных исследований было продемонстрировано существование калечащих практик в отношении девочек в некоторых высокогорных районах республики. Реакция последовала незамедлительно: Исмаил Бердиев, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа, подтвердил существование данных практик, заявив, что обрезание поможет уничтожить творящийся разврат и полезно всем женщинам России.

Прозрение

Заявление Бердиева вызвало бурю негативной реакции, даже от представителей мусульманского духовенства, православного духовенства и соратников Бердиева по координационному центру. Генпрокуратура обещала начать проверку случаев обрезания девочек в Дагестане. Наконец, депутат Госдумы Мария Максакова-Игенбергс инициировала законопроект о введении уголовного наказания (до 10 лет лишения свободы) за произведение женского обрезания по религиозным мотивам. Изменения предлагается внести в ст. 136 УК, дополнив ее частью 2 - «Дискриминация, совершённая в отношении женщины по религиозным мотивам и выраженная в частичном или полном удалении внешних гениталий, объясняемом целями религиозного культа, наказывается лишением свободы на срок от 5 до 7 лет», и частью 3 - «Дискриминация, совершённая в отношении несовершеннолетней по религиозным мотивам и выраженная в частичном или полном удалении внешних гениталий, объясняемом целями религиозного культа, наказывается лишением свободы на срок от 7 до 10 лет».

Пойдет ли Россия по пути других европейских государств и запретит женское обрезание законодательно, сложный вопрос, но важный для защиты женщин и девочек от дискриминации и нарушения права на физическую неприкосновенность.
 

Международное право

Международное законодательство имеет обширную практику по запрещению и предотвращению калечащих операций на половых органах у женщин (или female genital mutilation – FGM), которая изначально сложилась в связи с распространенностью их у африканских народов, практикующих женское обрезание как ритуальную функцию. Большую роль в продвижении такого законодательства играют ВОЗ и Комиссар по правам человека вместе с Комитетом по ликвидации дискриминации в отношении женщин.

ВОЗ довольно рано начала работу по борьбе с калечащими операциями разного характера в отношении женщин и мужчин. Однако именно практики калечащих операций, проводимых на девочках и женщинах, в связи с их тяжелыми последствиями - высокой смертностью, последствиями для здоровья (инфекции, кисты, разного рода осложнения для менструации и мочеиспускания и пр.) оказались в центре заботы ВОЗ, которая стала активно продвигать запретительное законодательство.

По классификации ВОЗ существует четыре основных типа женского обрезания.Эти практики классифицируются документами международного права как дискриминирующие и нарушающие целый ряд прав человека: право на жизнь, физическую неприкосновенность, включая свободу от насилия, право на здоровье и его защиту, право на безопасную окружающую среду, специальные права ребенка и права женщин. Тем не менее, ряд сторонников калечащих операций считают, что в данном случае осуществляется право на участие в культурной жизни (Всеобщая декларация прав человека, ст. 27; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, ст. 15) своей общины. А также право на свободу совести, понимаемую как религиозную свободу (Всеобщая декларация прав человека, ст. 18; Международный пакт гражданских и политических прав, ст. 5). Именно в этом контексте осуществлялась дискуссия в африканских странах, например, в Кении, введшей запрет на калечащие операции в 2011 году. О принадлежности к своей культуре и религии говорят респондентки отчета «Правовой инициативы» - в их понимании данная операция необходима, чтобы стать истинной мусульманкой.

Международные организации и ООН, однако, не считают любые формы насилия частью права на культурную или религиозную свободу. В отношении калечащих операций на половых органах, особенно детей, существует определенное единодушие, о чем свидетельствует и практика ЕСПЧ, как в деле Р.Б.А.Б. и др. против Нидерландов (2016). Р.Б.А.Б., ее муж и трое детей (две дочери и сын), граждане Судана, попросили убежище в Нидерландах в 2001 году, в том числе на основании того, что не смогут защитить своих дочерей от FGM, если будут депортированы в Судан. Нидерландские власти не нашли оснований для беспокойства по этому поводу, но ЕСПЧ счел обоснованным право на убежище для несовершеннолетней дочери пары, которая, в конечном итоге, и получила разрешение на пребывание в Нидерландах.

В принципе, международные инструменты ООН, ВОЗ и других агентств являются достаточно эффективными, под влиянием международного законодательства в Египте, Эритрее, Эфиопии, Кении, Нигерии, Сомали и других странах FGM было законодательно запрещено. Это не означает, что операции больше не практикуются, но их число стало значительно меньше.

Российское законодательство

Россия, как и другие европейские и западные страны, столкнулась с проблемой FGM неожиданно, в результате доклада правозащитников и проведенных полевых исследований. Интересно, что в 2007 году Россия (Дагестан) не фигурировала в списке ВОЗ тех стран, которые практикуют калечащие операции. В Великобритании, например, 103 тыс. женщин, подвергшихся калечащим операциям на половых органах, все они выходцы из Эритреи, Сомали, Нигерии и других африканских стран. Британское законодательство (1985 г. и 2003 г.) запрещает проведение таких операций, но первый процесс по преследованию врача, предположительно совершавшего FGM, прошел в 2014 году. В результате Дхарнусон Дхармазена был оправдан в 2015 году, что показывает сложность осуществления уголовного преследования за FGM.

В российском уголовном законодательстве FGM подпадает под ст. 111-114 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого/средней тяжести вреда здоровью», особенно в совокупности с постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г. № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека». В Правилах генитальные повреждения указываются как тяжкий вред. Тем не менее российское законодательство не имеет норм, прямо запрещающих калечащие операции на половых органах, в связи с чем "Правовая инициатива по России" предложила изменить редакцию ст. 111, 115, 131, 132.

В то время как дополнение к ст. 111-115 может быть полезным для предотвращения FGM в тех районах РФ, где оно практикуется. Квалификация FGM в качестве сексуального преступления вызывает ряд сомнений. Безусловно, объектом защиты гл. 18 УК является половая неприкосновенность, но квалифицировать таким образом FGM вряд ли возможно, так как это переносит все внимание на сексуальную/половую составляющую деяния. Российскому законодательству необходим блок законов/норм, предотвращающий и защищающий женщин от насилия и дискриминации в свете реализации их прав. Также следует вывести семейное и административное законодательство из-под совместной юрисдикции федерации и субъектов, что предотвратило бы внесение локальных обычаев в регулирование брачно-семейных отношений в субъектах РФ. Калечащие операции на половых органах девочек и женщин должны пониматься как дискриминация в отношении женщин, а не как сексуальное преступление или нанесение вреда здоровью. Только в этом случае их можно эффективно предотвращать.



 
ЕСПЧ, ООН, ВОЗ, УК РФ

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»