$ 65.67

€ 74.94

Барщевский попросил КС не забывать о выгоде

Новости14.12.2017
14.12.20171350
Конституционный суд РФ 14 декабря рассмотрел дело о соответствии Основному закону положений Гражданского кодекса РФ, касающихся импорта товаров, маркированных товарными знаками.

Как рассказал судья-докладчик Гадис Гаджиев, с жалобой в КС обратилось ООО «ПАГ» из Калининграда. Компания, занимающаяся в основном снабжением медучреждений, выиграла госконтракт на поставку в одну из больниц Калининградской области партии специальной бумаги для аппаратов УЗИ.

Организация приобрела бумагу у польской компании, которая, в свою очередь, закупила партию у немецкой фирмы, и затем ввезла в Россию. Однако таможенное оформление груз пройти не успел, поскольку товар был арестован Арбитражным судом Калининградской области. Суд тем самым удовлетворил исковые требования о защите исключительных прав на товарный знак Sony компании Sony Corporation. Товар был конфискован, а с ООО взыскано 100 000 руб. в качестве компенсации.

По мнению заявителя, товар является контрафактным, если на нем незаконно размещен товарный знак. Однако закупленная бумага была товаром, официально произведенным компанией Sony, а значит, факт незаконного размещения товарного знака отсутствует. При этом допускается применение одинаковых санкций (изъятие из оборота, уничтожение и взыскание компенсации) как к подделкам, маркированным чужим товарным знаком и проданным без согласия правообладателя, так и к оригинальным товарам, законно введенным в гражданский оборот другой страны правообладателем или его официальным дистрибьютором, но ввезенным в РФ иным импортером (параллельный импорт). Таким образом, по мнению ООО, положения п. 4 ст. 1252, ст. 1487, пп. 1, 2 и 4 ст. 1515 ГК РФ противоречат статьям Конституции, так как нарушают конституционные принципы правовой определенности и справедливости, а также неприкосновенности частной собственности.

Выступая на заседании суда, директор ООО «ПАГ» Николай Подоляцкий отметил, что бумага, приобретенная в Польше, была в два раза дешевле, чем та, которую можно приобрести в РФ у официального представителя Sony. Кроме того, в свободный оборот она не попала, поскольку не вышла за пределы таможни. Также он отметил, что суды, вынося решения, применяли одновременно нормы гражданского и административного законодательства.

– Почему законодатель прямо не написал, что ввоз товара без разрешения правообладателя является нарушением? – рассуждал в своем выступлении Подоляцкий. – Наверное, компания Sony подала иск, чтобы бумага была приобретена в России повторно у компании Sony и чтобы мы в пять раз переплатили за товар, который она в Японии уже продала.

Выступления представителей различных госорганов по этому делу превратились в юридическую дискуссию о проблемах прав на товарные знаки, исключительных прав и принципа исчерпания исключительного права.

Представитель Госдумы Татьяна Касаева отметила, что если товарный знак был нанесен на товар самим производителем, то такой товар нельзя признать контрафактным, так как он не может ввести в заблуждение потребителя. Посчитала она завышенной и компенсацию, взысканную с ООО, сославшись на другие решения КС, где говорилось, что размер компенсации должен быть определен с принципом соразмерности и не формально, а с учетом всех обстоятельств дела.

– Просим статьи ГК признать не противоречащими Конституции, – сказала Касаева, – но с учетом правоприменительной практики считаем целесообразным выявить их конституционно-правовой смысл.

Представитель Совета Федерации Петр Кучеренко доказывал, что решения судов по делу «ПАГ» вынесены в соответствии с российскими законами, а оспариваемые нормы ГК соответствуют Конституции.

А вот представитель президента РФ Михаил Кротов поддержал мнение, что хотя нормы и соответствуют основному закону, но применение их необходимо скорректировать.

– Ученые неоднократно указывали на то, что прямого запрета параллельного импорта в законе РФ не содержится! – подчеркнул он. – После того как товар был введен в гражданский оборот, исключительное право является исчерпанным.

По его мнению, нормы закона не должны использоваться для контроля и монополизации рынка. Также он указал, что компенсация не может многократно превышать стоимость товара и что факт ввоза на территорию государства товара не может сделать оригинальный товар контрафактным.

– Защита имущественных интересов не должна являться средством контроля за перемещением товара, – сказал он. – За товар производителем уже была получена прибыль, неважно, на территории какого государства.

Представитель правительства Михаил Барщевский, как это за ним водится, описал проблему образно.

– Через сорок минут начнется пресс-конференция президента. Я пофантазировал, что он ответил бы, если бы его спросили: «Какое решение вы бы приняли – в пользу российского бизнеса или в пользу транснациональной корпорации?» – пофилософствовал он и не стал формулировать ответ президента, и так, по его мнению, очевидный.

Затем он порассуждал о санкциях против России, по его мнению, противоречащих нормам международного права. И заметил, что «мы сами себе санкции устанавливаем».

– Если представить, что интеллектуальная собственность – это гирька, то она навешивается на обязательства или на объект? – продолжил Барщевский. – Если на обязательства, то она может следовать за товаром из страны в страну, из региона в регион. Почему бы тогда не ввести разграничения между регионами – Свердловской областью и Оренбургской? В этой можно продавать товар, а в этой нельзя! Почему нет? А если гирька навешена на предмет, то введением в гражданский оборот гирька снимается, и дальше идет свободная продажа товара.

Он вспомнил, что в последние дни его часто просят дать комментарии о целесообразности изменения Конституции. Как считает Барщевский, Конституция чем дольше существует, тем стабильнее.

– Но Конституция – это то, что говорит о ней Конституционный суд! – продолжил юрист. – И сегодня как раз тот случай, когда у Конституционного суда есть возможность, право, обязанность рассмотреть дело с точки зрения современных условий, интересов Российской Федерации. Ситуация с «ПАГ» и статья 8 Конституции – как сочетаются? Как соотносятся действия таможенных органов и правоприменительной практики с нормами о свободной конкуренции, свободе перемещения товаров? Древнеримские юристы одним из важнейших вопросов считали «Кому это выгодно?» И я хочу, чтобы при рассмотрении этого дела суд учитывал этот вопрос.

Представитель Минюста Мария Мельникова была не столь красноречива. Она лишь сообщила, что ведомство придерживается той же позиции, что и большинство выступавших: нормы ГК соответствуют Конституции, но им должен быть придан конституционно-правовой смысл в применении к ситуациям, похожим на ситуацию заявителя.

А вот представитель уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов выступил с весьма развернутой речью. Он приводил примеры из собственной юридической практики, вспоминал историю права, дела, рассматривавшиеся КС ранее (к примеру, случай о том, могли ли исполнять музыкальное произведение дети на экзаменационном концерте). Глава КС Валерий Зорькин, не препятствуя выступлению, вежливо попросил его все-таки сосредоточиться на рассматриваемом вопросе. Семенов подытожил свое выступление опять же мнением, что необходимо выявить конституционно-правовой смысл рассматриваемых положений ГК.

В свою очередь замглавы ФАС Сергей Пузыревский отметил, что в данной ситуации запрещение ввозить товар усугубляет монополизацию товарных рынков.

– Правообладание из средства защиты интеллектуальной собственности становится средством нападения – начинается создание монопольного сегмента, – заявил он. И попросил суд учитывать, что правотолкование приведет к экономическим последствиям.

КС также запросил по поводу ситуации с ООО "ПАГ" мнения специалистов – Исследовательского центра частного права имени С. С. Алексеева при президенте РФ, профессора Гаврилова и др. 

Как ожидается, в ближайшее время Конституционный суд огласит свое постановление по итогам слушаний.