Басманный суд Москвы вынес приговор по делу Тузова

Судебный репортаж11.11.2020
11.11.20202188

Юрий Тузов. Фото: YouTube

Басманный суд Москвы вынес приговор по делу мурманского рыбопромышленника Юрия Тузова. На скамье подсудимых оказались семь человек. Сам Тузов приговорен к 9 годам колонии строгого режима.

L.R неоднократно писал о деле Тузова, основателя крупной мурманской рыболовецкой компании «Норд Пилигрим». Несколько лет назад была предпринята попытка захвата этой структуры. Предпринимателю Павлу Сурину удалось переоформить на свою компанию «Транслоджистикс Москва» искусственно созданную задолженность в размере 400 млн рублей. После того как ООО «Транслоджистик Москва» проиграло арбитражный суд и долговой вексель был признан ничтожным, Сурина якобы похитили. Впоследствии один из «похитителей», Висит Ингаев, признался, что это было инсценировкой. Тем не менее Тузова обвинили в организации этого преступления. При этом Тузов прошел проверку на полиграфе, которая подтвердила правдивость его утверждений о непричастности к преступлениям.

Приговор судьи Николаевой оказался вполне ожидаемым. На всех стадиях судебного процесса она отказывалась принимать доводы, которые не ложились в официальную канву обвинения. Так, защита настаивала на исключении из материалов дела доказательств, полученных с нарушениями норм УПК. Речь шла о результатах опознания от 28 декабря 2017 года, когда подсудимый Ингаев якобы опознал Тузова как заказчика преступления.

— В СИЗО меня посещали следователь СКР Мария Слезкина, оперативник Барыльченко, адвокат Илья Гатикоев. Эти люди склоняли к заключению досудебного соглашения, в котором я должен был признаться, что заказчиком похищения Сурина является некий Юрий Тузов, — рассказывал сам Ингаев в суде. — Этого человека я не знал и впервые увидел в декабре 2017 года во время проведения так называемого опознания.

По словам Ингаева, он объяснял Слезкиной и Барыльченко, что похищение Сурина является инсценировкой. Однако следователь СКР говорила, что это недоказуемо и в обмен на минимальное наказание, возможно, даже условное, Ингаеву необходимо дать показания, что заказчиком преступления выступал именно Тузов.

— Давление было сильным, в конце концов я согласился. Кроме того, учел совет адвоката Гатикоева о возможности получения минимального наказания в случае заключения досудебного соглашения. Защитник написал соответствующее ходатайство, я его подписал, — признался в суде Ингаев.

В декабре 2017 года в СУ СКР по ЦАО Москвы в присутствии Слезкиной и Гатикоева прокурором было подписано досудебное соглашение о сотрудничестве. Ингаева допросили в качестве обвиняемого и провели очную ставку с Тузовым.

— По настоянию следователя я заявил, что 12 июня 2017 года некий Сергей якобы организовал мою встречу с Тузовым в салоне автомобиля на Садовом кольце. Лично от Юрия Тузова я получил «заказ» на похищение Сурина. Поскольку в реальности в то время я не знал Тузова в лицо, перед очной ставкой и опознанием следователь показала мне его черно-белую фотографию. Кроме того, оперативник Барыльченко сообщил, где именно будет стоять Тузов, во что он одет. Слезкина и Барыльченко предлагали мне поговорить с другими обвиняемыми — Джамалдиновым и Паком, убедить их в заключении досудебного соглашения. Я отказался, — рассказал Ингаев.

При этом Слезкина вымогала у находящегося в СИЗО Тузова 150 млн рублей в обмен на свободу и прекращение уголовного дела. Предприниматель через адвоката написал заявление в ФСБ. Посредников Слезкиной при получении взятки арестовали, сама она успела скрыться на Украине. Подельники следователя позже предстали перед судом по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 291.1 УК (покушение на посредничество во взяточничестве, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере). Оперативника Барыльченко уволили.

Тем не менее судья Николаева отклонила соответствующее ходатайство адвокатов, а сам факт угроз и фальсификаций со стороны нечистых на руку правоохранителей проигнорировала.

Кроме того, в суде выяснилось, что Тузов вообще не мог встречаться с Ингаевым 12 июня 2017 года в Москве. В тот день он транзитом через Шереметьево летел из Испании в Санкт-Петербург. Время на пересадку было ограничено — менее двух часов, и здание аэропорта рыбопромышленник ни при каких обстоятельствах покинуть не мог. Этот факт был подтвержден в суде проездными документами.

Адвокаты направляли запрос первому заместителю директора ФСБ, руководителю пограничной службы Кулешову, в котором просили указать точное время пересечения границы Тузовым, однако не получили ответа. В связи с чем в судебном заседании защитники Тузова просили суд направить запрос в пограничную службу для установления времени пересечения границы. Однако ходатайство было проигнорировано.

По мнению адвокатов Тузова, судья не посчитала необходимым направить такого рода запрос, ведь и так с трудом составленное обвинение рассыпалось бы на глазах, сократив еще время пребывания Тузова в аэропорту.

В приговоре судья указала, что Тузов не встречался с Ингаевым 12 июня 2017 года, однако этот факт не исключает его причастности к инкриминируемым преступлениям. Защиту удивила такая формулировка, поскольку именно первоначальные показания Ингаева легли в основу обвинения Тузова. По мнению адвокатов, исключая показания из фабулы обвинения, суд основывает свои доводы на пустом месте.

На суде подсудимые Ингаев, Пак и Джамалдинов, Дудаев, Валкович утверждали, что похищения как такового не было, а имела место инсценировка. Никаких требований материального характера в адрес Сурина они не выдвигали, а сам он не сопротивлялся. Однако в приговоре содержатся выводы, что Тузов — единственный человек, у которого был мотив похитить предпринимателя Сурина. Поскольку после того, как Сурин в июне 2017 года в ходе «похищения» подписал бумаги об отказе о взыскании долга с «Норд Пилигрима», с компании сняли аресты банковских счетов и рыболовецких судов.

На самом деле это не так, настаивает защита Тузова. 18 мая 2017 года арбитражный суд Мурманской области вынес решение, в котором указал, что сделка по выдаче векселя признается ничтожной, как и само долговое обязательство. Именно это решение легло в основу последующих судебных актов, и в настоящее время судами всех инстанций подтверждено, что вексель был безденежным с момента его выпуска, а сделка — ничтожной. Однако судья Николаева в приговоре указала, что ссылки защитников на майское решение безосновательны, поскольку на момент похищения решение еще не вступило в законную силу, да и довод суда указан не в резолютивной части.

По итогу Тузов получил приговор при имеющемся алиби, пройденном полиграфе, отсутствии доказательств причастности к инкриминируемым преступлениям, резюмирует защита рыбопромышленника. Она планирует обжаловать приговор.

Оглашение приговора Юрию Тузову. Видео: Legal.Report