Цена оговорки. L.R проанализировал перспективы депутата, назвавшего храм сараем

Новости03.08.2021
03.08.2021  268
Коллаж: Legal.Report

В медиапространстве разгорелся скандал, поводом для которого послужило неосторожное публичное высказывание депутата Госдумы от «Единой России» Александра Ильтякова. В ходе предвыборной встречи он весьма образно ответил местному священнику на просьбу о помощи в достройке храма. Представители общественности уже обратились в СКР с заявлением о проведении проверки и возбуждении уголовного дела в отношении парламентария. В перипетиях чрезвычайно деликатной как с правовой, так и с богословской точки зрения истории разбирался L.R.

31 июля депутат и секретарь курганского отделения «ЕР» Ильтяков на встрече с избирателями в Половинском районе отреагировал на просьбу клирика местной епархии о поддержке (батюшка просил помочь довести до конца приостановившееся возведение храма) следующим образом: «А для кого строить ваш сарай?!» После осторожного и, скажем так, благочестивого замечания священнослужителя о том, что «храм — это не сарай», парламентарий вновь использовал ту же самую фигуру речи. Батюшка и часть других присутствующих с возмущением покинули собрание.

После обнародования видеозаписи мероприятия народный избранник дал интервью ряду СМИ, посетовав, что его слова вырваны из контекста. «Вера не в храмах, а в людях внутри», — доказывал, в частности, Ильтяков, апеллируя, видимо, к словам апостола Павла: «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа?» Однако извиняться он не стал.

Интрига вышла на новый виток, когда координатор общественного движения «Наше время» — юрист Дмитрий Макаренко написал у себя на странице в FaceBook, что обратился на днях в СКР с заявлением о проведении проверки и возбуждении уголовного дела в отношении Ильтякова по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 148 УК РФ (нарушение права на свободу совести и вероисповеданий). Общественник также опубликовал соответствующий документ.

В беседе с обозревателем Legal.Report депутат Ильтяков остался верен своей принципиальной позиции. Он прокомментировал скандальный эпизод в целом и свой пассаж в частности следующим образом:

— Я сказал то, что хотел сказать, а как я могу объяснить то, что люди хотят неправильно толковать? Храма там нет. Вы понимаете, что такое храм? Это церковь, собор, собрание — это люди. Куда человек приходит говорить с Богом? И если людям не нужно помещение под названием «храм», то зачем строить сарай? Это что, картинная галерея? Склад для ненужных вещей? Это обычное здание. Поймите, каков поп, таков и приход. Если нет людей, то зачем строить?

Депутат добавил, что его «в этом смысле сложно в чем-то обвинить».

— Я лично с 2011 года построил четыре храма, но я не кричу об этом на всех углах. Не надо вот этого блезирства. Батюшка говорит: нужно построить храм. Для кого? А дальше уже случилось то, что вы просите прокомментировать. Во многом, конечно, ситуация была спровоцирована. Есть там свои течения, не о них сейчас речь, старый глава борется с новым главой, в общем. Я сказал то, что я думаю, и мне кажется, я имею на это право. Началась предвыборная борьба. В 2016 году это все уже было, не думаю, что эта кампания будет чем-то отличаться. Ну о каком уголовном преследовании вы говорите? — подытожил Ильтяков.

Пытаясь уловить все смысловые нюансы этого месседжа, мы лишний раз уточнили возможные значения слова «блезир». В просторечии оно означает «видимость», а также «удовольствие» и «забава». Что конкретно имел в виду парламентарий — не совсем ясно. Зато совершенно очевидно другое: автор заявления в СКР настроен более чем серьезно, ведь он усмотрел в высказываниях депутата «явное намерение оскорбить религиозные чувства собеседника и присутствующих верующих». Как явствует из поста, размещенного в Facebook, ввиду наличия у заявителя богословского образования он может «подробно и обстоятельно пояснить, какие именно и насколько сильно» пострадали его чувства.

Судя по комментариям юристов, депутата гипотетически могли бы привлечь к уголовной ответственности по «закону Pussy Riot», принятому вскоре после известного «панк-молебна» в храме Христа Спасителя, то есть вменить ему ст. 148 УК РФ. Так, публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, наказываются штрафом в размере до 300 тыс. рублей, либо обязательными работами на срок до 240 часов, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок (ч. 1 статьи). К слову, ч. 4 (незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний с использованием своего служебного положения) предусматривает такой же срок лишения свободы.

Но мало кто верит, что этот скандал заинтересует следственные органы. Тем более что пресс-секретарь митрополита Курганского и Белозерского Даниила Михаил Насонов внезапно поспешил дать Ильтякову довольно лестную для любого мирянина характеристику. Так, он назвал парламентария «человеком православным и воцерковленным, который исповедуется и причащается Христовых тайн».

«Высказывание про „сарай“, конечно, неудачное, сказано было в эмоциональном запале. Но контекст фразы был в другом…» — пояснил пресс-секретарь митрополита в комментарии для РИА Новости.

Между тем еще один эксперт в области догматического богословия пояснил L.R, что при определенном раскладе — а именно при остром желании местных епархиальных властей — Ильтякова как прихожанина, члена Церкви Христовой, за слово «сарай» вполне могли бы осудить и церковным судом. Логика здесь, по православному вероучению, следующая: храм — место особого присутствия Бога, Сын Божий и Святой Дух всегда пребывают в нем. Тягчайший грех, который, по словам самого Иисуса Христа, «не простится ни в сем веке, ни в будущем» — хула на Духа Святого, то есть сознательное отвержение Божества, пренебрежение им, клеветническое нападение на него. И оно «подлежит вечному осуждению и наказанию». Иными словами, на депутата могла бы быть наложена епитимья (духовное наказание), а при худшем исходе его ждало бы отлучение из церкви на долгий срок, возможно, даже пожизненное, как это произошло в итоге с Львом Толстым. Депутата лишили бы права участия в церковных таинствах как минимум «до исправления». Стоит добавить, что столь «жесткие» случаи в России последних двух веков, безусловно, редкость.

Кстати, спасти прихожанина-парламентария на церковном суде от взысканий, пожалуй, могло бы лишь искреннее, глубокое и деятельное покаяние. Но этот глубоко личный вопрос находится в ведении, прежде всего, духовника г-на Ильтякова, если он, конечно, у него имеется.

Комментарии

0