$ 70.44

€ 79.19

Дело о хищении 250 млн юристами «Аэрофлота»: цирк в Басманном суде

Новости05.02.2020
05.02.202012967

Татьяна Давыдов (слева), Владимир Александров и Дина Кибец. Коллаж: Legal.Report

Басманный суд Москвы в среду рассмотрел ходатайство о продлении ареста обвиняемым по делу о мошенничестве в компании «Аэрофлот». Председателю суда Ирине Вырышевой выпал квест: вынести решение за несколько часов — или все фигуранты окажутся на свободе. Судья успела. Но само рассмотрение дела при этом местами напоминало водевиль.

Арест в условиях ремонта

На втором этаже Басманного суда в среду днем шумела дрель. Двое мужчин меланхолично несли коробку с надписью «Унитаз-компакт». У входа в зал № 25 стояла группа из 15 человек. Мимо них проводили четверых людей в наручниках — это заместитель гендиректора «Аэрофлота» Владимир Александров, экс-директор юридического департамента перевозчика Татьяна Давыдова, а также адвокаты Александр Сливко и Дина Кибец.

— Привет, как вы? — обратился один из сочувствующих, но дверь в зал судьи уже захлопнулась.

Как сообщал L.R, все четверо являются фигурантами уголовного дела о крупном мошенничестве в компании «Аэрофлот». По версии следствия, в 2015–2016 годах обвиняемые решили похитить денежные средства перевозчика. Для этого было заключено четыре договора на оказание юридических услуг с адвокатами Кибец и Сливко. Однако фактически по этому делу работали сотрудники юрдепартамента авиакомпании. С 2016 по 2018 год «Аэрофлот», как подсчитало следствие, перечислил на счета коллегии адвокатов не менее 250 млн рублей.

Александров работает в «Аэрофлоте» с 2013 года, он занимает должность замгендиректора по правовым и имущественным вопросам. До этого трудился в прокуратуре и Следственном комитете РФ.

Адвокат Дина Кибец состоит в коллегии адвокатов «Консорс». L.R ранее выяснил, что в 2017–2018 годах она представляла интересы авиакомпании в судебном процессе по искам к компании «Трансаэро» на общую сумму почти в 1 мдрд рублей.

Для адвоката Александра Сливко этот дело не первое, где он проходит обвиняемым. Ранее он привлекался к уголовной ответственности за воспрепятствование осуществлению предварительного расследования. Как установил суд, Сливко вступил в преступный сговор с сотрудником ГСУ СК РФ по Московской области Эдуардом Зайцевым и передал тому 50 тыс. рублей. Взамен следователь изъял из уголовного дела ряд документов, после чего их уничтожил и заменил фальсифицированными. Сливко приговорили к штрафу в 40 тыс. рублей и лишили права заниматься адвокатской деятельностью на 1 год.

Все фигуранты резонансного дела были арестованы в октябре 2019 года. В конце ноября Басманный суд продлил эту меру пресечения до февраля. Ничто не предвещало проблем для следствия, но в январе Мосгорсуд внезапно признал решение нижестоящей инстанции незаконным и отменил его. Постановлением Мосгорсуда срок содержания всех четверых под стражей был продлен лишь до 6 февраля 2020 года. Уже на этой неделе они должны были выйти на свободу, потому следствие поспешило подать в Басманный суд новое ходатайство о продлении ареста.

Найди адвокатов, если сможешь

Заседание по делу «Аэрофлота» должно было состояться еще во вторник. Но сначала Басманный суд «заминировали», а потом стало известно, что защитники Дины Кибец пропали. Следователи пытались связаться с ними самыми разными способами: писали в WhatsApp, на электронную почту, выезжали по адресу регистрации адвокатского кабинета, даже приходили домой. Но адвокаты так и не нашлись, потому следственные органы решили предоставить обвиняемой государственного защитника — Александра Кинареева. Кибец запротестовала.

— Я не доверяю этому адвокату, поскольку он назначен государством. И прошу удовлетворить мое ходатайство об отказе от этого защитника, — сказала она.

Судья Ирина Вырышева в прошении отказала, при этом была чрезвычайно откровенна.

— Заявление обвиняемой Кибец об отказе от адвоката Кинареева не принимать, поскольку сегодня истекают сроки содержания под стражей. Суд приходит к мнению, что адвокаты злоупотребляют своим правом, в связи с чем судом будет направлено обращение в адвокатскую палату.

Теперь запротестовал сам Кинареев, заявивший, что ему дали всего 30 минут на ознакомление с тремя томами уголовного дела, а пообщаться с Кибец наедине и вовсе не разрешили.

— Я даже не имел возможности побеседовать со своей подзащитной наедине. Не вчетвером, а наедине. То есть опять было нарушено право на защиту, — возмутился адвокат и попросил суд отложить слушания на сутки. Но отложение на следующий день означало автоматический выход фигурантов на свободу. Судья Ирина Вырышева не могла этого допустить.

— Ходатайство удовлетворить частично — отложить заседание на 15 минут для общения адвоката с обвиняемой Кибец, — резюмировала она. Всех присутствующих выгнали в коридор. А после перерыва Кинареев пошел в наступление.

— Ваша честь, моя подзащитная заявила, что не хочет моего присутствия в этом зале, однако суд в ходатайстве об отказе отказал, поэтому я заявляю суду отвод. Суд исходит из материалов дела, а не из интересов участников процесса. Здесь вообще-то люди находятся!

Остальные адвокаты зашептались.

— Мнения сторон? Кибец, поддерживаете? — спросила судья Вырышева.

— У меня нет позиции.

— Остальные адвокаты?

— Мы поддерживаем Кибец.

— Как это? — округлила глаза судья. — Уважаемые адвокаты, вы не можете занимать такую же позицию, вы не можете отказаться высказывать свою позицию. Ну вы же юристы!

Адвокаты зашептались.

— Давайте поддержим ходатайство, — внезапно сказал один из них.

— Цирк, — чуть слышно сказала судья.

— У моего подзащитного есть позиция, — обратился к суду адвокат Александра Сливко.

— Мы возражаем, — вынес тот себе приговор.

Все остальные тоже были против. Судья снова объявила перерыв. Все присутствующие как по команде вновь вышли в коридор.

— Держитесь! — обратился к обвиняемым в клетке один из сочувствующих.

От «басманного правосудия» не сбежать ни преступнику, ни адвокату

В это время адвокат Кинареев быстрым шагом направился к выходу, за ним с криками «Задержите его!» погнался судебный пристав. Позднее защитник объяснил свои действия тем, что ему стало плохо. В ходатайстве об отводе суда ему отказали.

За семь часов до истечения сроков ареста Вырышева, наконец, начала рассмотрение ходатайства следствия.

— Уважаемый следователь, не надо только полностью оглашать (документ), — поторопила сотрудника СК судья. — Просто скажите, все ли следственные действия были проведены в полном объеме, а если нет, то в чем причина.

— В настоящее время следственные действия проведены не в полном объеме. Обвиняемые Кибец и Сливко отказываются от дачи образцов голоса. Кроме того, не установлены все соединения между абонентами.

— В связи с чем?

— В связи с большим объемом. Там общий вес файлов превышает несколько десятков мегабайт, — ответил следователь и попросил суд продлить арест всех обвиняемых.

Представитель потерпевшего, которой является компания «Аэрофлот», не поддержал ходатайство следствия:

— Учитывая семейное положение обвиняемых, наличие несовершеннолетних детей, постоянное проживание на территории московского региона, полагаем возможным избрать меру пресечения, не связанную с лишением свободы.

Разумеется, все обвиняемые были против своего дальнейшего пребывания в СИЗО. Александров заявил, что не собирается скрываться от органов следствия и суда. Его адвокат отметила, что считает ходатайство необоснованным.

— Нет в деле никаких материалов о том, что мой подзащитный намерен скрываться и как-то влиять на следствие. Если есть такие документы, так предоставьте их. Пока это все остается голословными заявлениями.

Адвокат заявила, что Александров сотрудничает со следствием, на свободе его ждут трое малолетних детей, а следствие, прося о продлении ареста, «фактически лишает его семью средств к существованию».

— Хочу подчеркнуть, что заявления о том, что мой подзащитный отказывается предоставить образец своего голоса, — это ложь. Следователь ни разу не обращался с такой просьбой, — адвокат бросила взгляд на следователя. Тот не отрываясь смотрел в стол.

Защитник также заявила о ряде процессуальных нарушений в ходе рассмотрения апелляции — по ее словам, Мосгорсуд в принципе не имел права устанавливать срок содержания под стражей до 6 февраля.

— Я прошу суд отказать в удовлетворении ходатайства следствия и избрать любую меру пресечения, не связанную с лишением свободы, в том числе залог в размере пяти миллионов рублей или домашний арест, — резюмировала защитник.

Адвокат Сливко, волею судьбы оказавшийся на скамье подсудимых, заметил существенное противоречие в материалах следствия.

— Я был задержан 2 октября 2019 года, в тот же день я был допрошен как подозреваемый, 2 октября я был заключен под стражу, никакого обвинения мне в тот день не предъявлялось. Но в материалах есть постановление задержать меня в качестве обвиняемого от 1 октября — то есть за сутки до того, как я был задержан.

— Да, действительно, 1 октября, — удивилась Вырышева, посмотрев материалы дела.

Его адвокат, в свою очередь, передал поручение от Адвокатской палаты Московской области и попросил суд смягчить меру пресечения.

Бывшая сотрудница «Аэрофлота» Татьяна Давыдова заявила, что не может оказывать давление на свидетелей из числа сотрудников перевозчика, потому что не работает в компании уже больше двух лет.

— Особенно меня удивил довод, что я оказываю противодействие следствию и отказываюсь сотрудничать. Это не соответствует действительности. Кроме того, при всех допросах следствие почему-то интересуют какие-то библиографические данные, а не сведения о том, какие я обязанности исполняла в компании, — отметила Давыдова, попросив суд выпустить ее из СИЗО.

Дина Кибец, оставшаяся без адвокатов, была краткой.

— Я прошу избрать любую меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Учитывая, что адвокат, избранный мной, сегодня отсутствует, права на защиту я лишена.

Судья Вырышева совещалась всего пять минут. Арест всех обвиняемых продлен до 29 февраля.

    Дмитрий Шереметьев

    6 февраля 2020 at 07:25

    Басманное правосудие. Когда же у нас поменяется подход к мере пресечения?! Ьез всяких оснований, лишь бы отправить людей за решётку.

    Ivan Nalov

    6 февраля 2020 at 09:20

    Адвокаты клоуны, они бы еще в искуственную кому упали или потеряли сознание во время процесса.

    Linda Guttatus

    6 февраля 2020 at 10:55

    Басманный, Мещанский, список бесконечен. Наплевать на доводы защиты, просто НАДО закрыть, вот и всё. Что суд, что следствие, что прокуроры в таких процессах – просто скоморохи.

    Владимир Такташев

    7 февраля 2020 at 09:06

    Во всех судах России так же. Что следствие просит и прокуратура поддерживает то и будет. Судьи ленивы, глупы и боятся быть оторванными от обеспечения.

    Nick Melnick

    11 февраля 2020 at 11:36

    Можно было и под домашний арест. Паспорта у следователя, а без них не скрыться от следствия и суда. Сбегут, так найдут, надежных способов ухода за границу у них нет. Доступ к правосудию потерпевшего не нарушен- представитель Аэрофлота был против продления ареста, но суд решил просто – продлить стражу как всем продлевают. А зачем им домой – на условный приговор надеются при 250 млн руб?

    Romario Romarius

    15 февраля 2020 at 10:57

    Что значит работу выполняли сотрудники Аэрофлота? Всё просто, номера судебных дел известны, накипай карарбитр в помощь, там протоколы судебных заседаний есть и документы представленные сторонами. Даю гарантию, что во всех судах с Трансаэро Кибец участвовала на протяжении 3-х лет, а это десятки дел и судебных заседаний