$ 62.83

€ 70.86

Доверие, основанное на понимании, более прочно, чем доверие, опирающееся на страх

Мнения04.03.2019
04.03.20191940

Фото: Pexels

Председатель Совета судей РФ Виктор Момотов предложил ввести ответственность за «скандализацию правосудия» — на случай, когда участники процесса пытаются оказать давление на суд, манипулируя общественным мнением. Об этом он заявил на заседании дискуссионного Клуба Замятнина 27 февраля 2019 г. В контексте судебной власти данная тема обсуждается нечасто, но на общей волне защиты чести власти судебное сообщество решило также защитить свои права. Как известно, законопроект сенатора Клишаса предусматривает запрет на публикацию материалов, выражающих «в неприличной форме явное неуважение» к обществу, государству, государственным символам и органам власти. За нарушение запрета авторы проектов предлагают ввести административную ответственность в виде штрафа или ареста. Кроме того, такие публикации в интернете будут блокировать.

Этот законопроект, прошедший первое чтение в ГД РФ, породил возражения со стороны юристов, которые указывали на то, что в УК и КоАП РФ уже предусмотрены аналогичные составы и дублирование норм породит коррупционные риски, к тому же неясные оценочные формулировки, такие как «в неприличной форме выражать явное неуважение к власти», еще больше запутают правоприменителей. Кроме юристов, на неоднозначную законодательную инициативу отреагировали журналисты. Например, известный ведущий В. Познер назвал слова Клишаса о том, что оскорбляя власть, человек оскорбляет себя как избирателя этой власти, софистикой. По мнению телеведущего, она должна заслужить уважение народа, а не требовать его.

Тема выступления господина Момотова «Уважение к суду как правовая категория: реальность и перспективы в России», опубликованного на сайте Совета судей РФ, представляет собой образчик судебного письма, в котором применены такие методы, как исторический (отсылка к Судебнику 1550 г.) компаративистский (сравнение норм ЕС и европейских стран), телеологический (выражение цели: защита судейского сообщества от нападок, поскольку на сегодняшний день имеющийся правовой арсенал защиты недостаточен), социологический (апелляция к общественному мнению).

По мнению Виктора Момотова, «с точки зрения психолого-социологической составляющей, существует три фактора, определяющих уровень доверия к судебной власти и, как следствие, формирующих уважение к суду как правовому институту». Другими словами, уважение к суду докладчик прямо связывает с доверием к этому институту. Доверие как культурный феномен в свое время было описано Фрэнсисом Фукуямой в работе «Доверие» и Робертом Патнэмом и определялось через готовность людей к объединению. Но объединяться и солидироваться с решениями судов люди в состоянии только, когда они чувствуют, что решения вынесены справедливо (напомню, ГПК РФ и АПК РФ говорят лишь о том, что решение должно быть «законным и обоснованным», КАС РФ говорит о законном и справедливом решении, правда, не поясняет, что означает «справедливое» решение). В правовом поле дефицит доверия как оценочное понятие направлен именно на судебную систему. Независимость судей — краеугольный камень существования судебной системы и инструмент повышения доверия. Другими словами, чем выше зависимость суда от других ветвей власти, тем меньше доверяют суду, и наоборот.

Подтверждает эту мысль и господин Момотов: «В демократических сообществах верховенство права является абсолютной ценностью. Об этом на доктринальном уровне заявляют нормы многих конституций, включая нашу, но обеспечивается это верховенство только руками судебной власти. Только она способна принуждать любого к его соблюдению. Судебная власть сможет делать это без оглядки, только когда будет самостоятельная и независимая».

Однако А. Барак так писал в своей книге «Судебное усмотрение»: «Необходимым условием существования независимой судебной власти является уверенность общества в том, что судебная власть стремится к справедливости на основе права; уверенность в том, что судопроизводство осуществляется честно, нейтрально, при равном отношении к каждой из сторон и без какого-либо намека на личную заинтересованность в результате процесса; уверенность в высоком моральном уровне судопроизводства. Без этого общественного доверия судебная власть не будет способна функционировать… Доверие общества к судебной власти является наиболее ценным качеством, которым она обладает».

Таким образом, «уважение к судьям» состоит из «доверия к судебной системе», которое пропорционально зависит от уровня «видимой независимости (самостоятельности)», но в России именно последний элемент формулы (независимость) широко декларируемый, но на практике с трудом подтверждаемый. Если бы я ошибался, не было бы 99,5% обвинительных приговоров (в европейских странах число оправдательных приговоров на порядок больше) или корпоративные споры разрешались бы не в Высоком суде Лондона и в уголовном процессе (как в деле Майкла Калви), а в российском арбитражном процессе.

Виктор Момотов отмечает: «возможности судьи по защите от порочащих и лживых сведений существенно ограничены», — но мне вспомнился 2013 г., когда трое судей (Юрий Беспалов — судья в отставке, Дмитрий Гордеюк и Ильшат Аббазов — действующие судьи Мосгорсуда) обратились с иском о защите чести и достоинства и взыскали в качестве морального вреда с «Новой газеты» 410 тыс. руб. в Басманном суде и с The New Times 1,1 млн руб. в Пресненском суде. Конечно, судьи имеют право наравне с другими гражданами отстаивать свои нарушенные права всеми законными способами, в том числе путем судебной защиты, но в таком случае на судей, которые рассматривают подобные дела, ложится дополнительная ответственность по исследованию доказательств, чтобы ни у общества, ни у сторон не возникли сомнения в объективности выносимого решения. Однако в Басманном и Пресненском судах председательствующие не позволили заслушать показания свидетелей и экспертов (Пархоменко, Ростовцева и Леонтьевой), также ответчикам было отказано в ходатайствах о проведении независимой судебной экспертизы, в приобщении к материалам дела копий диссертаций Гордеюка и Беспалова, полученных в Российской государственной библиотеке им. Ленина.

В качестве отдельных мер уголовно-правовой защиты в УК РФ уже предусмотрены составы: неуважение к суду (ст. 297 УК РФ), клевета в отношении судьи (ч. 1 ст. 298.1 УК РФ).

Виктор Момотов с целью усиления доверия к судьям предлагает ввести ответственность за «скандализацию правосудия», и приводятся ссылки на аналогичные нормы в английском и французском законодательстве. Но, во-первых, английский закон «О неуважении к суду» 1981 г. касается публикаций, сделанных во время слушаний (active criminal proceedings), которые могут исказить вынесение вердикта по уголовным делам судом присяжных. Во-вторых, в то же время закон о диффамации 2013 г. освобождает журналистов, пишущих о судебных делах, от исков по диффамации, поскольку репортажи о судебных делах и решениях служат общественному интересу.

С одной стороны, понятно благое желание председателя Совета судей, который стремится к поддержанию доверия к судебной системе и уважительного отношения к судьям. С другой стороны, эти предложения появились на фоне озвученной инициативы Клишаса о криминализации высказанного «в неприличной форме явного неуважения к обществу, государству, государственным символам и органам власти», что воспринимается обществом как еще один шаг в процессе установления цензуры над общественным мнением. Но попытки цензурировать общественно значимую информацию, вместо того чтобы стремиться к большей открытости, только будут снижать уровень доверия к властям (исполнительной, законодательной и судебной). Как сказал знаменитый юрист Дуглас, «принцип полной открытости занимает такое же большое место в осуществлении государственной власти, как и на рыночной площади. Судебная власть, которая раскрывает, что она делает и почему она это делает, вызовет понимание. А доверие, основанное на понимании, более прочно, чем доверие, опирающееся на страх». Установление наказания за очень широко понимаемую «скандализацию правосудия» все дальше будет отдалять от понимания судейского усмотрения.

———————

Автор — кандидат юридических наук, доцент ВАВТ, советник адвокатской коллегии Pen&Paper.