$ 70.5

€ 79.22

Елена Грачева: Переизбыток подготовленных юристов в России — это миф

Новости12.12.2019
12.12.20195190

Елена Грачева. Фото: пресс-служба МГЮА

Первый проректор МГЮА, заместитель председателя ВККС Елена Грачева рассказала в интервью L.R, что ученые думают об адвокатской монополии, какое образование должно быть у судей и прокуроров, а также о плюсах и минусах Болонской системы.

– В последнее время вновь развернулась дискуссия о целесообразности для нашей страны Болонской системы. Если говорить о подготовке юристов, в ней больше плюсов или минусов?

– Вопросы о целесообразности или, наоборот, нецелесообразности Болонской системы возникают не случайно. Как и любой системе, ей присущи свои плюсы и минусы. В советское время у нас в стране сложились несколько иные традиции подготовки юристов. Но дореволюционная Россия знала и такой подход к получению высшего образования. Другое дело, насколько Болонская система отвечает современному уровню подготовки юристов.

Я полагаю, что одна из проблем заключается в том, что мы не совсем готовы к осознанию того, что диплом бакалавра – это свидетельство того, что его обладатель получил полноценное высшее образование, хотя для целого ряда профессий и направлений в области юриспруденции этого диплома вполне достаточно. В обществе должно сформироваться такого рода понимание.

Но есть ряд направлений юридической деятельности, которые требуют более серьезной и всесторонней профессиональной подготовки. Конечно, это судейская профессия. У нас существуют требования, в соответствии с которыми судьей может стать только человек, у которого есть высшее юридическое образование, или по программе специалитета, или «бакалавр и магистр юриспруденции». Это вполне обоснованно, потому что судьи призваны решать самые сложные конфликты, возникающие между людьми, организациями, между гражданами, организациями и государством. И решение это должно быть всесторонним, обоснованным, взвешенным, основанным на глубоких теоретических знаниях и правоприменительной практике.

В целом же подготовка юристов по целому виду юридической деятельности по Болонской системе видится мне в полной мере оправданной. Изначально это глубокие, фундаментальные знания, и дело не в самой программе, а в юристах, которые прошли эту подготовку, в том, как они учились, как готовились. Если хорошо, то в дальнейшем они обязательно покажут высокий профессионализм, а если к своей учебе они относились поверхностно, то и уровень их подготовки будет соответствующим.

У Болонской системы немало достоинств. Во-первых, она дает возможность поступить в вуз по результатам ЕГЭ. Конечно, к самой системе ЕГЭ есть сегодня немало нареканий, но она постоянно совершенствуется, и это приносит свои плоды: мы на собственном опыте убеждаемся, что с каждым годом к нам приходят все более подготовленные ребята.

Наряду с получением фундаментального юридического образования на уровне бакалавриата Болонская система позволяет в дальнейшем пройти и более углубленную подготовку по самым различным программам уже в магистратуре. К примеру, сегодня вы работаете в уголовно-правовой сфере и вас интересуют именно эти дисциплины, но завтра жизнь повернется иначе, вам придется переориентироваться на какую-то иную сферу. И у вас остается возможность пройти обучение по магистерской программе в иной сфере, получить дополнительные, более современные знания. В этом я вижу неоспоримое достоинство Болонской системы – по сути, это система постоянного обучения, получения новых знаний, навыков, компетенций.

В целом мы реально оцениваем Болонскую систему. Видим ее безусловные плюсы, видим и недостатки – их мы нивелируем за счет повышения требовательности к бакалавриату в целом и к тем, кто обучается по этой системе. При этом стремимся разнообразить учебный процесс, чтобы ребята получали не только теоретические, но и практические навыки, нарабатывали больше компетенций.

– Сейчас рассматривается законопроект, по которому прокурором может столь только гражданин РФ, имеющий диплом специалиста или магистра по направлению подготовки «юриспруденция». Необходимым условием для замещения этой должности также станет наличие у магистра степени бакалавра юриспруденции. Насколько оправданны такие ужесточения?

– Что касается требований в части юридического образования, которые предъявляются к отдельным видам профессии, то в обществе в целом и в юридическом сообществе в частности существует солидарное мнение: человек, претендующий на занятие должности судьи, должен обладать юридическим образованием на уровне бакалавриата и магистратуры или специалитета – как это было в нашей старой системе. Потому что принятие значимых, подчас судьбоносных для граждан, компаний, организаций и государства решений всецело зависит от уровня подготовки судейского корпуса, а он возможен только на этих двух уровнях – бакалавриата и магистратуры.

Я могу только приветствовать, что такой же подход к уровню знаний предлагается применить и в отношении прокуроров. Мне кажется, что они, люди, занимавшиеся самыми сложными вопросами правоприменительной деятельности, конечно, должны обладать самыми глубокими знаниями. Любой неверный шаг прокурора – это удар по судьбе человека, и не только его одного. Избежать же ошибок позволяют только глубокие юридические знания и серьезная подготовка, а это, конечно, уже уровни бакалавриата и магистратуры.

В настоящее время разработана новая специализированная учебная программа, нацеленная именно на работников органов прокуратуры.

Нужны ли вообще образовательные цензы для тех или иных юридических профессий?
Для таких специалистов, как судьи и прокуроры, – да. Требования получения определенного уровня высшего образования для них совершенно обоснованны. Это не только бакалавриат, это должна быть магистратура или специализированные специалитеты программы.

– С одной стороны, разговоры о том, что в стране готовят слишком много юристов и экономистов, уже стали притчей во языцех. С другой – потребность в юристах только растет. Например, с 1 октября 2019 года представителями сторон в суде при рассмотрении гражданских и арбитражных дел могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование или ученую степень по юридической специальности. Что вы думаете по этому поводу?

– Я считаю, что разговоры о переизбытке подготовленных юристов – миф. У нас слишком много непрофессиональных юристов, подготовленных непрофессиональными вузами. Что же до хороших юристов, обладающих фундаментальными юридическими знаниями, навыками, компетенциями, – таких юристов у нас недостаточно. Поэтому жесткие требования, которые предъявляют министерство и Рособрнадзор к вузам, готовящим юристов, можно только приветствовать. Эта политика уже привела к тому, что доля непрофильных вузов, которые готовили юристов, значительно сократилась.

В настоящее время локализована подготовка юристов именно в сильных вузах с традициями, в которых есть юридические школы, а подготовка отличается высоким уровнем профессионализма. Именно так и должно быть. В обществе, в Конституции которого закреплено положение о том, что мы формируем правовое государство, хороших юристов не может быть много.

– Сейчас опять развернулась дискуссия о введении в России адвокатской монополии. Чего больше в ней с точки зрения юридической науки – пользы или вреда?

– Подготовка адвокатов у нас в университете тоже носит специфический характер. У нас существует специальный институт, где уже с первого курса ребята рассчитывают на то, что будут заниматься адвокатской деятельностью. И наряду с преподаванием традиционных, фундаментально базовых курсов им преподаются дисциплины, которые помогут им войти в профессию, сдать необходимый квалификационный экзамен и в дальнейшем заниматься правозащитной деятельностью. Специализированная подготовка, конечно, способствует тому, что защита будет осуществлена на более высоком профессиональном уровне. Но в то же время мы встречаемся с ситуациями, когда люди, до того работавшие в прокуратуре или суде, сейчас не являются адвокатами, но при этом обладают глубокими знаниями, знанием правоприменительной практики, и, наверное, не использовать их знания и возможности было бы тоже неверно.

– Что бы вы хотели пожелать коллегам-юристам, в том числе своим выпускникам, в новом году?

– Профессия юриста, как никакая другая, ориентирована на защиту прав и интересов каждого. Очень многое меняется в законодательстве именно потому, что стремительно развивается сама жизнь. Подлинная же защита прав возможна тогда, когда вы обладаете не только фундаментальными, но и современными знаниями. Могу пожелать коллегам – не теряйте внутреннего стремления к получению новых знаний, совершенствованию своего мастерства. Желаю, чтобы у вас не пропадало желание защищать право и, как следствие, каждого из нас!

 

***

Грачева Елена Юрьевна — первый проректор Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА), заведующая кафедрой финансового права МГЮА, заместитель председателя Высшей квалификационной коллегии судей, председатель экспертного совета Высшей аттестационной комиссии при Минобрнауки России по праву, член Научно-экспертного совета при председателе Совета Федерации ФС РФ.

    Татьяна Бреус

    12 декабря 2019 at 17:50

    Спасибо, отличная, информативная статья