$ 66.43

€ 75.39

Галина Разумова: "Идем к тому, чтобы у нас с Судом по интеллектуальным правам были одинаковые подходы"

Новости25.01.2017
25.01.20171167

Руководитель Палаты по патентным спорам Галина Разумова рассказала Legal.Report о том, как изменятся сроки рассмотрения дел, о взаимодействии с Судом по интеллектуальным правам и поддержке тех, кто стремится к работе с интеллектуальной собственностью.

– Одним из главных событий минувшего года для Роспатента стала разработка новых правил «Составления и подачи в Федеральную службу по интеллектуальной собственности возражений и заявлений, направленных на защиту интеллектуальных прав». Расскажите о наиболее принципиальных новациях.

– Главные новации связаны с конкретизацией сроков выполнения различных действий в рамках административного порядка рассмотрения споров, связанных с защитой интеллектуальных прав. Кроме того, в проекте правил предусматривается подробное описание всей процедуры подачи и рассмотрения возражений и заявлений, а также определяются критерии принятия соответствующих решений.

– Новые правила весной прошлого года отправили на доработку. В какой стадии процесс сейчас? 

– Сейчас новый проект правил находится в процессе обсуждения и согласования с Министерством образования и науки Российской Федерации, к компетенции которого отнесено утверждение этого нормативного правового акта. Специалисты Роспатента и Федерального института промышленной собственности (ФИПС) подготовили альтернативный проект, в котором изложили наше профессиональное видение, основанное на опыте ведомства и на опыте Палаты по патентным спорам (сейчас является отделением ФИПС). Надеюсь, что работа по согласованию подходов и разработке общего проекта будет завершена в ближайшие месяцы.

– Можете рассказать о деталях вашего альтернативного проекта?

– Мы дополнили проект положениями, регулирующими порядок возражения против выдачи патента, предоставления правовой охраны средству индивидуализации. Особенность этой процедуры в том, что в споре участвуют не только заявитель или лицо, подавшее это возражение (как предусматривалось изначально), но и правообладатель результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, предоставление правовой охраны которым оспаривается.

Помимо этого, мы предусмотрели процедуры внесения изменений в формулу результата интеллектуальной деятельности, в заявленное обозначение или регистрацию товарного знака, процедуру выделения заявки на товарный знак (регистрации) и преобразования патента на изобретение в патент на полезную модель. Указанные правомочия лиц, участвующих в споре, урегулированы положениями ГК РФ лишь в общем виде, что не позволяет этим лицам в полной мере реализовать свои права.

Еще наш проект дополнен положениями, регулирующими процедуру совместного рассмотрения возражений и заявлений на одном заседании коллегии. Совместное рассмотрение большого количества однотипных споров, в которых участвуют одни и те же лица, направлено на сокращение временных и материальных затрат лиц, участвующих в споре, а также и затрат Роспатента. То же самое предусмотрено и при рассмотрении споров судами.

Также мы описали процедуру ознакомления участников с материалами дела.

– Есть уже конкретное понимание, какие сроки рассмотрения дел будут прописаны в правилах?

– Конкретные сроки будут определены после согласования и утверждения проекта правил профильным ведомством. Однако будем исходить из того, что срок рассмотрения возражения, касающегося объектов патентного права, должен быть не более 6 месяцев, а относительно товарного знака – не более 4 месяцев.

– Будут ли в правилах какие-то нововведения относительно интернета?

– Нет, в правилах ничего об интернете не будет. При этом мы полагаем, что ссылки из интернета можно рассматривать как письменное доказательство. Мнения относительно возможности использования ссылок из интернета в качестве доказательств разные, даже при рассмотрении дел в Суде по интеллектуальным правам (СИП). При рассмотрении дела суд учитывает совокупность доказательств. Поэтому в каких-то случаях они будут принимать ссылки как доказательство, а в каких-то – нет. Принимать в качестве доказательств только ссылки из интернета, по моему мнению, тоже неправильно, поскольку трудно подтвердить дату их размещения в сети.

– Количество заявок на выдачу патентов в России значительно ниже, чем в США или Европе. Как ведомство собирается стимулировать и поддерживать желающих получить патент?

– Динамика роста количества заявок от желающих запатентовать свои изобретения, полезные модели, зарегистрировать иные объекты промышленной собственности и средства индивидуализации, сейчас в России действительно невысокая. Мы совместно с Правительством России, Министерством экономического развития и коллегами из Роспатента поставили задачу стимулирования активности заявителей, поддержки зарубежного патентования, развития широкого (в том числе электронного) доступа к системе патентной информации.

Роспатент и подведомственный ФИПС с прошлого года предоставляют консультации по разработке отраслевых патентных ландшафтов. Эти консультации помогут выявить уровень научно-технического и инновационного потенциала, прогнозов научно-технологического развития организаций, определения приоритетных направлений научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), перспективных рынков сбыта. Все эти меры должны помогать тем, кто стремится к работе с интеллектуальной собственностью в правовом поле.

– В каких отраслях сейчас больше всего выдается патентов?

– Сейчас это 3D-принт, химическая промышленность, атомная энергетика, информационные технологии, фармацевтика, нефтепереработка. Много заявок подается на изобретения, связанные со строительством.

– Планирует ли Палата вводить электронный документооборот, как в арбитражных судах?

– Роспатент в целом ориентируется на постепенный переход к электронному документообороту. В частности, у нас хорошими темпами растет число заявок, которые подаются в электронном виде. В первую очередь, по товарным знакам и изобретениям. Так что работы Палаты по патентным спорам это тоже коснется. Сроков пока не буду называть, но мы прорабатываем этот вопрос. Нашим важным достижением стало введение в прошлом году системы дистанционного рассмотрения дел в Палате по патентным спорам с помощью системы видеоконференц-связи. Как раз такая практика рассмотрения дел применялась и в арбитражных судах. Теперь людям из регионов не обязательно приезжать на заседания Палаты в Москву, а можно прямо на месте включить «скайп» и принять участие в рассмотрении дела.

За прошлый год с помощью этой системы мы рассмотрели 163 возражения. Так что серьезные положительные итоги уже есть. И мы будем развивать эту практику. Но мне бы хотелось обратить ваше внимание на принципиально важное отличие между рассмотрением дел в Палате и судебных инстанциях. Мы занимаемся административным рассмотрением споров, которое серьезно отличается от судебного рассмотрения по многим параметрам. Там есть своя специфика, в том числе с точки зрения законодательства. Хочется, чтобы все заявители это понимали. Суд рассматривает дело «шире», учитывает все фактические обстоятельства, имеет возможность и полномочия проверить их достоверность.

– Можно ли будет публично видеть истории дел?

– Некоторые документы содержат сведения, составляющие коммерческую тайну. Поэтому необходимо обеспечить их защиту. Что касается решений палаты с мотивировочной частью, то они и сейчас публикуются у нас на сайте ФИПС в открытом доступе. Возможно, нам следует сделать более удобный поиск, но в целом даже сейчас можно ознакомиться с результатами нашей работы.

– Как взаимодействуют Палата и Суд по интеллектуальным правам?

– Представители Роспатента участвуют в работе научно-консультационного совета СИП, а судьи входят в состав научно-технического совета Роспатента и ФИПС. Таким образом мы выравниваем нашу практику. Это необходимо, мы делаем общее дело.

Какие обсуждаем вопросы? Например, что принимать в качестве доказательств. Недавно был очень показательный случай: суд отменил решение, потому что мы рассмотрели дело по копиям документов. Суд посчитал, что мы не имели права этого делать, и наши действия были признаны незаконными. Но мы не можем требовать оригиналов. И даже если они есть, мы не обладаем инструментом проверки их подлинности. У суда же такой инструмент есть. В итоге Президиум СИП отменил это решение, признав законность наших действий.

Мы обсуждаем с судом множество основополагающих вопросов. Это не конкретные дела, а вопросы методологического характера. Например, острый вопрос, который уже упоминался: принимать ли в качестве доказательств ссылки из интернета? А если да, какие сайты можно использовать, какие ссылки допустимы, какие – нет. Мы идем к тому, чтобы подходы у нас и у СИП были одинаковые.

– Есть ли статистика обжалований решений Палаты в суде, какое количество устоявших решений?

– СИП начал работу в 2013 году, и на тот момент количество отмененных решений было в районе 27%. Сейчас количество отмен сократилось в три раза, оно колеблется в районе 9%. При этом общее число жалоб на решения Роспатента небольшое, что говорит о высоком качестве работы экспертов ведомства и ФИПС. Так, в 2015 году в СИП и иных судах рассмотрено 385 дел о законности решений и действий Роспатента при 200 000 обращений, включая поданные заявки и зарегистрированные договоры. В пользу заявителей суд принял решение в 36 случаях. По 2016 году окончательной статистики пока нет, но порядок цифр сохранился. При этом отмены чаще всего связаны с тем, что суд может принять в качестве доказательств такие документы, которые не может принять или истребовать Роспатент. Буквально на днях было отменено наше решение, так как лицо, участвующее в деле, доказало, что документы были сфальсифицированы.

– Может быть, стоит наделить вас полномочиями по проверке подлинности документов?

– Я думаю, что не стоит.

– Возможно ли привлечение в качестве специалистов в Палату независимых экспертов?

– Даже суд привлекает независимых экспертов лишь в случае, если не обладает специальными знаниями. Наши специалисты, как правило, такими знаниями обладают. И повторюсь, важно понимать, что административное рассмотрение споров отличается от судебного.