Грехи банковского инквизитора

Мнения22.08.2017
22.08.20171521

Полноценным инквизиционным процессом считает процедуру регулирования российского рынка банковских услуг партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Магомед Газдиев.

Как отмечает юрист, основное действующее лицо в этом процессе – Центробанк РФ. Он издает обязательные к исполнению для всех участников финансового рынка нормативные документы (только с начала нынешнего года выпущено свыше 130 приказов и инструкций ЦБ), устанавливает и изменяет требования к банковским учреждениям. Одновременно Центробанк и надзирает за кредитными организациями, назначает наказания проштрафившимся банкам, вплоть до отзыва лицензии и ликвидации банка.

Газдиев напоминает, что ЦБ – это уникальная структура, наделенная полномочиями нормотворчества по вопросам, отнесенным к его компетенции. И хотя формально у Банка России нет права законодательной инициативы, все законопроекты исполнительной власти, если они затрагивают реализацию ЦБ своих полномочий, в обязательном порядке направляются ему на заключение. В исполнении своих функций Банк России независим от государственной власти. Он не отвечает по обязательствам государства, а оно, в свою очередь, – по обязательствам ЦБ. При этом исполнение полномочий Центробанка предполагает применение мер государственного принуждения, что в глазах населения роднит его с государственными ведомствами.

Вместе с тем, подчеркивает эксперт, решение ЦБ по резонансному делу – это всегда решение его председателя, назначенного Госдумой по представлению президента. Это, на взгляд Газдиева, самая уязвимая сторона данной конструкции власти. Ведь шаги ЦБ как публично-правового образования затрагивают общественные интересы и нередко бьют по карманам россиян – будь то девальвация рубля или отзыв лицензии у розничного банка.

В то же время необходимая коммуникация между ЦБ и обществом фактически отсутствует. Регулятор говорит на языке, который непонятен гражданам, не входящим в профессиональное сообщество. Центробанк апеллирует к своим же нормативным документам, мало понятным широкому кругу граждан. Решения ЦБ сплошь и рядом пытаются оспаривать в судах, но там часто отказываются разбираться в том, что законодательно отнесено к компетенции ЦБ.

В результате решения Банка России воспринимаются обществом как обстоятельство непреодолимой силы, а шквал критики за неимением лучшего обрушивается на так называемый «финансовый блок» российского правительства, которому приходится отдуваться за чужие грехи.