Хакер ли Лысенко, или Миллиард на “Му-Му”?

Новости25.01.2019
25.01.20191302

Фото: akm.sud.kz

Уголовное дело, возбужденное в отношении так называемой группы хакеров, лидером которых якобы являлся гражданин Украины Юрий Лысенко, подходит к завершению. По версии органов следствия, у банков было похищено более 1 млрд рублей. В Мещанском райсуде Москвы гособвинитель потребовал приговорить фигурантов дела к заключению на срок от 6,5  до 15 лет: «Прошу признать Лысенко виновным по ч. 1 ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества) и по ч. 4 ст. 159.6 УК РФ (мошенничество в сфере компьютерной информации) и назначить наказание в виде 15 лет заключения с отбыванием наказания в колонии общего режима».

Перед судом, кроме Юрия Лысенко, предстали 13 человек. Для содержащихся в СИЗО Николая Миловидова, Михаила Орешкина и Никиты Хаджибекяна прокурор попросил от 7 до 12 лет колонии общего режима. Для остальных фигурантов дела, которые находятся под подпиской о невыезде, гособвинение запросило от 6,5 до 10 лет колонии общего режима. В зависимости от роли каждого прокурор просил признать их виновными по ч. 1 и ч. 2 ст. 210, ч. 4 ст. 159.6, ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 158 УК РФ (организация преступного сообщества и участие в нем; мошенничество в сфере компьютерной информации; кража).

Как считает следствие, организатором преступного сообщества был гражданин Украины Юрий Лысенко, который якобы в период с 1 июня 2014 года по 18 июля 2014 в городе Москве создал преступное сообщество, арендовал жилое помещение, расположенное на территории  Москвы,  приобрел и разместил в нем средства вычислительной техники и мобильной связи, необходимые для организации доступа соучастников преступления в ИТС «Интернет», а также оперативной передачи информации остальными участниками организованной группы для их последующего перевода из безналичного оборота в наличный, арендовал на заграничных ресурсах сети «Интернет» удаленные серверы для размещения на них созданной им программы, с помощью которой формировал и направлял в кредитно-финансовые учреждения подложные электронные платежные поручения (технические авторизационные реверсивные операции).

Согласно предъявленному обвинению, Юрий Сергеевич Лысенко на основе двух компьютерных программ создал некую третью и с помощью всех трех осуществлял реверсивные операции отмены снятия и перевода денежных средств. Деньги похищались с помощью этих специальных программ, которые позволяли снимать их со счетов клиентов банков, а затем восстанавливали баланс за счет средств уже самих финансовых структур. В соответствии с материалами дела Лысенко также привлек 16 человек для совместного хищения средств коммерческих банков с той целью, чтобы сообщники передавали ему данные с чеков банкоматов для совершения перечисленных выше операций.

По версии обвинения, для совершения преступлений Ю. С. Лысенко использовал квартиру, обеспеченную всем необходимым для доступа в ИТС «Интернет» и расположенную возле станции метро «Дубровка».

Обвинение инкриминирует ущерб в 39,5 млн рублей (ПАО «Промсвязьбанк»), 45 млн рублей (ПАО «Банк Уралсиб», 106 млн рублей (ПАО «Банк Траст») и 883,5 млн рублей (ПАО «Банк Зенит»).

Представляющий интересы Лысенко адвокат Иван Миронов заявил, что защита полностью опровергает все доводы обвинения и настаивает на невиновности подзащитного, а предъявленное ему обвинение считает полностью голословным, так как изложенные там факты не подкреплены никакими доказательствами, более того, они были полностью опровергнуты представленными доказательствами стороны защиты.

«Государственным обвинением не было доказано существование преступного сообщества и квалифицирующих его признаков, – утверждает адвокат Миронов. – Более того, в ходе судебного следствия было установлено, что у Ю. С. Лысенко имеется алиби: во время инкриминируемых ему действий и преступлений в г. Москве он находился не в России, а в другой стране… Нашего подзащитного обвиняют в создании и руководстве организованным преступным сообществом, хотя судом установлено, что никто из подсудимых никогда его не видел и не слышал о нем, а подсудимый А. Ю. Тестов, с которым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в суде полностью опроверг обвинение в отношении Ю. С. Лысенко. Тестов заявил, что все операции осуществлял он, денежные средства распределял он, а не Лысенко, с которым он не знаком».

По словам адвоката Миронова, «Тестов с предъявленным обвинением согласился, чтобы его выделили в отдельное производство и он быстрее «осудился». После того как А. Ю. Тестов отказался в суде оговаривать Лысенко, следователь, который вел это дело, вызвал к себе адвокатов и попытался инициировать процедуру отмены досудебного соглашения.

По инициативе защиты было подготовлено 20 заключений ведущих российских специалистов в сфере компьютерной информации, которые опровергли даже возможность существования вменяемого следствием механизма хищения. Более того, следователь, уличенный нами в фальсификации доказательств, вынужден был уволиться из правоохранительных органов и в настоящее время трудится юристом в одном из адвокатских бюро».

Адвокат утверждает, что сама компьютерно-техническая экспертиза проведена с существенными нарушениями норм УПК РФ и Федерального закона № 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». По словам Миронова, эксперту были предоставлены для проведения экспертизы электронные носители информации, которые нигде и никогда не обнаруживались и не изымались. В процесс проведения экспертизы вмешивались третьи лица, не имевшие никакого допуска. Эксперт, который должен был осуществить компьютерно-техническое исследование программ, не предоставил никаких ответов и написал вывод в области лингвистики, а не в области компьютерно-технических исследований. После проведения данной экспертизы эксперт М. Ф. Антипов был уволен из экспертной компании GROUP-IB.

«Полученные на адвокатские запросы ответы от хостинговых компаний, интернет-провайдеров полностью опровергли версию обвинения о том, что Ю. С. Лысенко арендовал какие-либо серверы у них и пользовался интернетом во время совершения инкриминируемых ему операций.  Следствием также не установлена принадлежность заявленных в материалах аккаунтов нашему подзащитному, а сторона защиты полностью опровергла это показаниями специалистов и экспертизами.

Также по инициативе стороны защиты была проведена, в том числе, бухгалтерская экспертиза в одной из ведущих аудиторских компаний Российской Федерации, в результате чего судом было установлено, что инкриминируемый ущерб от якобы совершенных подсудимым операций отмены и снятия был завышен почти на 900 млн рублей. Таким образом, было установлено, что финансовые структуры, воспользовавшись уголовным преследованием Лысенко, пытаются списать свои операционные убытки, не имеющие никакого отношения к предъявленному обвинению, а следователь Алексашин Д. Н. оказывал им в том свою посильную помощь», – сказал Миронов, добавив при этом, что прокурор, участвовавший в ходе судебного следствия почти два года, перед прениями отказался участвовать в деле, и вместо него «посадили странного прокурора, который попытался доказать, что запись из «Деливери клаб», на которой якобы наш подзащитный заказывает еду из ресторана «Му-Му», свидетельствует, что он украл миллиард рублей».

Со слов адвоката, по инициативе защиты экспертами АНО «Содэкс» Московской государственной академии им. Кутафина и Экспертно-правовым центром «Прометей» были проведены автороведческие экспертные исследования показаний специалистов обвинения. «Эксперты пришли к однозначному выводу, что автором так называемых технических показаний специалистов, которые легли в основу обвинения для всех 14 человек, включая Лысенко, был непосредственно сам следователь Алексашин Д. Н., который вел данное уголовное дело», – сказал Миронов. Поэтому вполне логично, что адвокаты всех фигурантов уголовного дела просят суд вынести оправдательный приговор.