Юристу со связями в столичной судебной системе вменяют хищение 15 млрд руб.

Новости27.05.2019
27.05.20192139

Фото: Firestock

В Подмосковье предъявлено обвинение практикующему юристу, которому удалось отсудить у столичного предпринимателя 15 млрд руб. 48-летнему Кантемиру Карамзину инкриминируется покушение на мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ).

По версии следствия, в 2004 году Карамзин с неустановленными лицами вошел в доверие к владельцу столичной стройфирмы «ДСК-1» Владимиру Копелеву и раздобыл пустые листы за его личной подписью. На их основе сообщники изготовили фиктивные документы о продаже акций «ДСК» за $21 млн. В роли покупателя выступила подконтрольная Карамзину офшорная фирма. На следующем этапе было подготовлено «липовое» соглашение о расторжении договора купли-продажи, условия которого обязывали гендиректора «ДСК-1» из-за отмены сделки выплатить новому владельцу акций 241 млн швейцарских франков.

В 2016 году Карамзин от имени офшорной компании Kithia Limited подал иск к Копелеву в третейский суд «Росарбитраж». Суд удовлетворил требования, обязав ответчика вернуть заявленный долг (более 15,1 млрд руб. по курсу ЦБ РФ), а также набежавшие проценты. Копелев попытался добиться отмены этого решения в Пресненском суде Москвы. Предприниматель приводил доводы о мнимости сделки и подложности доказательств. Однако в 2018 году суд встал на сторону Kithia Limited и выдал офшору исполнительный лист. Карамзин также пытался взыскать с Копелева заявленный долг через арбитраж, но АСГМ по ходатайству ответчика прекратил производство по делу.

Следствие полагает, что Карамзин, используя свои связи в судебной системе, неоднократно добивался вынесения судебных решений в свою пользу по подложным договорам займа. ГСУ СКР по Московской области сообщило, что Карамзину инкриминируют еще один эпизод с покушением на мошенничество на общую сумму в 46 млн руб., а также проверяют на причастность к аналогичным преступлениям. По решению суда юрист содержится под стражей.