$ 62.55

€ 69.86

Кассация запретила назначать символическую компенсацию морального вреда

Подробности27.03.2019
27.03.201910697

Фото: Pexels

Немотивированное снижение апелляционной инстанцией размера компенсации морального вреда стало причиной отмены судебного определения президиумом Верховного суда Мордовии в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, К. обратился в суд с иском к П. о компенсации морального вреда. Разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд первой инстанции признал установленным факт причинения истцу морального вреда в виде физических и нравственных страданий. Определяя размер компенсации морального вреда, суд сослался на установленные фактические обстоятельства дела, а также на принцип разумности и справедливости, учёл характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и имущественное положение ответчика, в связи с чем взыскал в пользу К. 120 000 руб.

Изменяя это решение, апелляционная коллегия ВС РМ указала, что судом первой инстанции не учтены в достаточной степени требования разумности и справедливости, характер и тяжесть причиненных истцу физических и нравственных страданий, продолжительность амбулаторного лечения, его возраст на момент ДТП, а также возраст, состояние здоровья и имущественное положение ответчика. В связи с этим размер взыскиваемой суммы был снижен до 60 000 руб.

Президиум ВС РМ счел, что вывод суда апелляционной инстанции в части определения размера денежной компенсации морального вреда сделан без учета фактических обстоятельств дела, норм материального и процессуального права.

Как указала кассация, закон (ст. 1101 ГК РФ) обязывает в каждом конкретном случае принимать во внимание характер причиненных потерпевшему страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых причинен моральный вред, степень вины ответчика, когда она является основанием возмещения вреда, учитывать при определении размера компенсации морального вреда требования разумности, справедливости и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

При этом возмещение морального вреда “должно быть реальным, а не символическим”.

По мнению президиума ВС РМ, признавая завышенным размер определенной судом первой инстанции компенсации, апелляционный суд, по существу, берет на себя обязанность обосновать размер суммы, которая, по его мнению, подлежит взысканию с ответчика. Такое уменьшение не может быть произвольным и должно учитывать такие факторы, как значимость и ценность защищаемого права, не только с позиции суда, но и стороны истца, чьему здоровью причинен вред и который испытывает связанные с этим страдания.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Обязанность доказывания обстоятельств, освобождающих причинителя вреда от ответственности или уменьшающих ее размер, по общему правилу, предусмотренному п. 2 ст. 1064 ГК РФ, лежит на причинителе вреда.

Суд апелляционной инстанции, разрешая спор, указанные положения закона проигнорировал, значительно снизив размер определенной судом первой инстанции компенсации морального вреда в отсутствие каких-либо объективных оснований.

Принятое по данному делу апелляционное определение в нарушение требований, предусмотренных ст. 195 и п. 6 ч. 2 ст. 329 ГПК РФ, не содержит мотивов, по которым суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что суд первой инстанции не учел в достаточной степени требования разумности и справедливости, характер и тяжесть причиненных истцу физических и нравственных страданий, продолжительность амбулаторного лечения, его возраст на момент ДТП, а также возраст, состояние здоровья и имущественное положение ответчика.

Данные, свидетельствующие о необоснованности, чрезмерности и неразумности размера присужденной судом первой инстанции компенсации морального вреда, судом апелляционной инстанции не установлены и в принятом им судебном постановлении не приведены.

Обстоятельства, которые суд первой инстанции учел при определении размера компенсации морального вреда, судом апелляционной инстанции не опровергнуты.

Сославшись на то, что суд первой инстанции не учел состояние здоровья ответчика, суд апелляционной инстанции не привел мотивов, по которым суд первой инстанции должен был учесть состояние здоровья ответчика, и как оно могло повлиять на размер компенсации морального вреда.

Между тем материалы дела не содержат доказательств, которые характеризовали бы состояние здоровья П. как не позволяющее ему трудиться и выплатить истцу компенсацию в размере 120 000 руб.

Напротив, из материалов дела следует, что П. работает автокрановщиком в ООО «Техторг-Сервис».

Не указал суд апелляционной инстанции и причины, по которым возраст ответчика, 2 октября 1958 года рождения, на момент дорожно-транспортного происшествия и возраст истца, 8 октября 1975 года рождения, а также продолжительность амбулаторного лечения истца должны повлечь за собой уменьшение определенного судом первой инстанции размера компенсации.

Основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке определены в ст. 330 ГПК РФ, однако в вынесенном апелляционном определении не приведено указаний на то, какие конкретно нарушения норм материального или процессуального права допущены судом первой инстанции при разрешении вопроса о размере компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу К.

Как отметила кассация, значительно уменьшив размер компенсации морального вреда, взысканной судом первой инстанции, суд апелляционной инстанции принял во внимание лишь доводы ответчика о его материальном положении на день рассмотрения дела и о его состоянии здоровья, при этом по существу не привел обоснований снижения размера компенсации морального вреда, причиненного истцу, сославшись на те же фактические обстоятельства по данному делу. Каких-либо новых обстоятельств, позволяющих снизить определенную судом первой инстанции сумму компенсации морального вреда, апелляционным судом установлено не было, в связи чем правовых оснований для изменения решения суда первой инстанции в данном случае не имелось.

В связи с этим президиум отменил апелляционное определение в части изменения размера компенсации морального вреда, оставив в силе в данной части решение суда первой инстанции.

    Viktor Mut

    1 апреля 2019 at 21:30

    Таки воняет коррупцией!

    Alexey Vasichkin

    9 апреля 2019 at 21:42

    Актуально