Кассация обязала суды помогать с квалификацией иска из-за спора с юристом

Новости26.04.2018
26.04.20183683
В Татарстане кассационный суд отправил на новое рассмотрение иск о взыскании с адвоката неотработанного вознаграждения, в котором было отказано из-за неверно выбранного истцами способа защиты права.

Как следует из материалов дела, в марте 2013 года две родственницы обратились в Казани к адвокату за юридической услугой по вопросу истребования имущества из чужого незаконного владения и оплатили по квитанции 45 000 руб. В начале апреля адвокат передала им соглашение об оказании юрпомощи в виде правового анализа документов, консультации, выработки правовой позиции, представления интересов доверителя в Приволжском районном суде Казани, а также представления интересов доверителя во всех организациях и учреждениях. Однако соглашение не было заключено, поскольку стороны не пришли к взаимному согласию по поводу его условий. В Приволжский районный суд с целью представления интересов одной из заявительниц юрист обратилась лишь спустя год, после того как клиентки потребовали вернуть уплаченные деньги. При этом исковое заявление было подано с нарушением требований процессуального законодательства, а потому не было принято судом к производству. Вернуть деньги адвокат отказалась. Впоследствии необходимые услуги были оказаны женщинам другим юристом.

 
Клиентки направили в Вахитовский суд Казани иск к адвокату о возврате денег и процентов за пользование чужими средствами. Адвокат подала к ним встречный иск: сославшись на соглашение, в соответствии с которым вознаграждение адвоката составляет 50 000 руб., она просила взыскать сумму долга в 5000 руб. и проценты.
 
Районный суд отказал в удовлетворении обоих исков. Адвокату – поскольку соглашение так и не было подписано. Ее клиенткам – на том основании, что доказательств возникновения договорных отношений не представлено и "избран неверный способ защиты права". Апелляция оставила это решение без изменения.
 
Однако суд кассационной инстанции, рассматривая жалобу клиенток адвоката, пришел к выводу, что нижестоящими судами были допущены существенные нарушения норм процессуального права. Суды первой и второй инстанций, ссылаясь на неверно выбранный способ защиты права, указали, что выбор способа защиты принадлежит истцу и суд не вправе самостоятельно изменять предмет или основание иска. Однако кассация отметила, что в соответствии с ч. 1 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса РФ при принятии решения суд определяет в том числе, какой закон должен быть применен по данному делу. Определение нормы права, подлежащей применению к спорным правоотношениям, является юридической квалификацией. Наличие или отсутствие в исковом заявлении указания на конкретную норму права, подлежащую применению, само по себе не определяет основание иска, равно как и применение судом нормы права, не названной в исковом заявлении, само по себе не является выходом за пределы заявленных требований. В случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты при очевидности преследуемого им материально-правового интереса суд обязан сам определить, из какого правоотношения спор возник и какие нормы подлежат применению.
 
Как отметила кассация, отказ адвоката вернуть уплаченную сумму по сути является неосновательным обогащением. То обстоятельство, что исковое заявление клиенток не содержит ссылки на нормы Гражданского кодекса РФ об обязательствах при неосновательном обогащении, не может являться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку законодательство относит правовую квалификацию отношений к компетенции суда. В результате суд кассационной инстанции отменил апелляционное определение и направил дело на новое апелляционное рассмотрение.