$ 63.95

€ 71.13

«Ключ» от секретов атомщиков спрятан в сейфе ФАС

Мнения30.09.2019
30.09.20191136

Кандидат наук, юрист Дмитрий Кожемякин. Фото из личного архива

Прецедентный спор с участием ФАС и двух предприятий атомной промышленности будет повторно рассмотрен в Суде по интеллектуальным правам. Завод «Элокс-Пром» уверяет, что у него похитили французское ноу-хау, использовавшееся его правопредшественником со времен СССР после Чернобыльской катастрофы. Причем крайним в этой истории может стать обычный инженер завода, которого заподозрили в этой краже.

В 2017 году завод «Элокс-Пром» обратился в ФАС с жалобой на незаконное использование его ноу-хау Подольским заводом электромонтажных изделий (АО «ПЗЭМИ»). Речь шла о технологии в области периферии для атомных электростанций. Заявитель утверждал, что технология «утекла» в 2010 году в ходе неформального общения его сотрудника Александра Секретного с инженером ПЗЭМИ Валентином Цапаликовым. Хотя никакого уголовного дела по факту «хищения» информации возбуждено не было и в правоохранительные органы никто не обращался.

ФАС возбудила дело и провела экспертизу документации, содержащей ноу-хау двух заводов, которая определила, что технические решения схожи. По итогам разбирательства антимонопольный орган 7 сентября 2017 года вынес предписание, которым АО «ПЗЭМИ» обязали прекратить введение в гражданский оборот спорной разработки — герметичных кабельных проходок. Этим решением ФАС оставил Росатому  единственного поставщика стратегически важных комплектующих.

Примечательно, что сами документы, отправленные на экспертизу, в антимонопольном деле отсутствуют. Более того, позже они не были приобщены к судебному делу.  Ознакомились с ними только «Элокс-Пром» и ФАС. Сейчас, по данным АО «ПЗЭМИ», антимонопольная служба надежно «закрыла документы у себя в сейфе».

Из-за этой детали АО «ПЗЭМИ» не знает, что же именно ему запретили использовать. Не знают этого и контрагенты завода —  атомные электростанции, контролируемые Росатомом.

Подольский завод оспорил решение антимонопольщиков в арбитражном суде Москвы и в марте 2018 года выиграл дело. Решение устояло и в апелляционной инстанции. Однако кассация — Суд по интеллектуальным правам — решением отменила и отправила дело на новое рассмотрение. Суд решил, что суды первых двух инстанций недостаточно проанализировали все обстоятельства и не исследовали документы, содержащие ноу-хау. При новом рассмотрении первая и апелляционная инстанции уже посчитали решение ФАС законным, хотя каких-либо новых доказательств представлено не было. В деле по-прежнему отсутствовала документация со спорной информацией.

Также у представителей АО «ПЗЭМИ» есть вопросы по поводу того, как на втором круге судебных разбирательств решался вопрос о презумпции добросовестности участников гражданского оборота. Ноу-хау — особенный объект, это информация, права на которую могут возникнуть независимо у разных лиц. В обычных условиях для того, чтобы доказать незаконность использования такой информации, необходимо установить, как именно она была получена нарушителем. Однако в данном деле суды не стали выяснять эту формальность.

«Для того чтобы не доказывать, что ноу-хау было украдено, нарушение не стали квалифицировать по специально предусмотренной для этого объекта статье (ст. 14.7 ФЗ «О защите конкуренции» — незаконные получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую или иную охраняемую законом тайну). Они применили статью 14.5 того же закона — введение в гражданский оборот товаров при незаконном использовании результатов интеллектуальной деятельности. Состав доказывания там немного иной и схож с тем, который применяется при незаконном использовании товарных знаков («похоже — значит незаконно»). Только вот ноу-хау — не результат интеллектуальной деятельности, а, согласно статье 1465 ГК РФ, информация о таких результатах и способах осуществления профессиональной деятельности. Получается, суды применили статью, не подлежащую применению», — рассказывает представитель Цапаликова, кандидат наук, юрист Дмитрий Кожемякин. «При этом суды своеобразно распределили бремя доказывания, посчитав, что государственный орган не должен доказывать вину завода в неправомерном получении информации. Вместо этого завод должен доказать свою невиновность, представив документы о независимой разработке технологии, которые он представил, но эксперта, сравнившего их с никем не виденным ноу-хау, вероятно, они не устроили, — продолжает Кожемякин. — На втором круге рассмотрения выяснилось, что решение суда первой инстанции, оставившего в силе предписание антимонопольного органа, может иметь неожиданные последствия для моего клиента — инженера ПЗЭМИ Валентина Цапаликова. Он отвечал за разработку спорной технологии. Признав использование данной технологии незаконным, суд фактически констатировал незаконность получения заводом данной информации. А такие действия подпадают под уголовную ответственность по статье 183 УК РФ. Вот только уголовную ответственность несут не юридические лица, а физические. И козлом отпущения объявлен мой клиент».

Со слов представителя Цапаликова, АО «ПЗЭМИ» уже пригрозило своему работнику взысканием убытков и привлечением к уголовной ответственности по упомянутой ст. 183 УК РФ «Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну». Наказание по ней может составлять до трех лет колонии.

«Мой клиент Цапаликов попытался вступить в дело на стадии второго апелляционного обжалования. Но Девятый арбитражный апелляционный суд посчитал, что его права не затронуты, — говорит Кожемякин. — Оказалось, что вопрос вины и угроза уголовного преследования моего клиента не сильно заботят арбитражные суды. Мало того, что они признали завод виновным в незаконном получении информации, потому что тот не доказал обратного, они фактически заочно сделали то же самое и с моим клиентом, только при этом еще и не дали ему сказать хотя бы слово в свою защиту». «У меня ощущение, что мы вернулись во времена инквизиции и ордалий. Нет ни презумпции добросовестности, ни презумпции отсутствия вины. В данном деле правосудие отправляется по принципу охоты на ведьм: мы тебя утопим, если утонешь — ты невиновна, если выплывешь — мы тебя сожжем», — приводит аналогию Кожемякин.

Кассационные жалобы АО «ПЗЭМИ» и Валентина Цапаликова будут рассмотрены 3 октября в Суде по интеллектуальным правам.