«Кнопочку „подписать“ кто нажал?» Арбитражного судью наказали за публикацию особого мнения

Новости22.09.2021
22.09.2021  2445
Фото: Freepik

Высшая квалификационная коллегия судей РФ привлекла к дисциплинарной ответственности cудью Десятого арбитражного апелляционного суда Марину Игнахину. Причиной стала публикация особого мнения судьи в картотеке арбитражных дел. Служитель Фемиды сослалась на техническую накладку. За перипетиями заседания следил корреспондент L.R.

Марина Игнахина. Фото: 10aas.arbitr.ru

В мае этого года Игнахина опубликовала в картотеке арбитражных дел особое мнение по одному из дел, которое рассматривала в составе судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений. Судья раскритиковала отмену решения АС Московской области и удовлетворение требований о ликвидации юридического лица. В частности, указала на то, что суд первой инстанции сделал верные выводы об отсутствии необходимости в ликвидации общества. А решение вышестоящего суда, напротив, не было направлено на соблюдение баланса интересов сторон.

Проблема у Игнахиной (она занимает должность судьи арбитражной апелляции с 2010 года) возникла именно из-за публикации особого мнения, которое, как следует из процессуального законодательства, только приобщается к материалам дела, но не оглашается, а стало быть, и не публикуется (п. 2 ст. 20 АПК РФ). Председатель 10-го ААС Инна Воробьева пожаловалась в Президиум Совета судей РФ. Там согласились, что судью следует привлечь к дисциплинарной ответственности. Соответствующее обращение поступило в ВККС.

— Что просит Президиум Совета судей у ВККС? — поинтересовался в самом начале заседания судья ВС РФ Владимир Попов, который председательствовал в отсутствие главы квалифколлегии Николая Тимошина.

— Просим о наказании, а размер наказания оставляем на усмотрение ВККС, — ответил член Дисциплинарной комиссии Совета судей РФ и председатель 20-го ААС Дмитрий Сурков.

Слово дали председателю 10-го ААС Инне Воробьевой. Она довольно резко высказалась о подчиненной.

— Я наблюдаю за ней, никакого раскаяния. Это грубое нарушение, как с точки зрения АПК, так и с точки зрения судейской этики. То, что происходило у нас, это было перекладывание ответственности на чужие плечи.

— Ранее Игнахина привлекалась к ответственности? — поинтересовались члены ВККС.

— Нет.

Настала очередь Игнахиной. Судья, заметно волнуясь, объяснила, что публикация особого мнения была вызвана технической накладкой.

— Я его написала, но выкладывать не собиралась. Полагаю, что произошел какой-то технический сбой. На курсах информатизации нам рассказывали о таких вещах.

По словам Игнахиной, после публикации она предпринимала «все шаги по удалению». Но по новым правилам, действующим с 2020 года, удалять электронный документ из КАД можно только с санкции руководства суда.

— Я очень раскаиваюсь! У меня не было никакого умысла и никакого желания навредить никому. Впредь обещаю быть внимательной и аккуратной, — пообещала судья.

Члены ВККС устроили перекрестный допрос. Они поинтересовались, почему в тексте особого мнения приводится позиция, будто бы высказанная всем апелляционным судом, а не конкретно Игнахиной.

— Было в этот день много всего, и я писала это не как особое мнение, — туманно ответила судья.

— Вы говорите, что изготовили сами, а публикация — дело аппарата? Вы занесли паспортные данные, которые обычно идут в электронном виде, — наседали члены квалифколлегии.

— Нет, это все помощник. Она составляет шаблон, я его открываю на своем компьютере.

— А кнопочку «подписать» кто нажал?

— Я, — сдалась Игнахина.

— Так вы не могли не знать, что, нажав эту кнопку, вы автоматически отправляете этот документ. Если вы делегировали помощнику функцию «подписать», это другое, хотя тоже не снимает ответственности, — подвел итог допроса один из членов ВККС.

Игнахина молчала, очевидно, не понимая, как парировать этот веский аргумент.

— Вот я смотрю на вас и не вижу ни тени раскаяния, вы пытаетесь спихнуть свою ответственность. Здесь председатели судов сидят, все знают основы судопроизводства, кого вы хотите здесь… — После этой реплики от квалифколлегии на глазах у Игнахиной появились слезы.

— Я действительно не знала, я прошу коллегию меня не наказывать строго. Никакого умысла у меня не было, не было никакого желания никому причинять вред! — Чувствовалось, что судья еле сдерживается, чтобы не расплакаться.

Перед тем как ВККС удалилась на совещание, выступила еще раз глава 10-го ААС Инна Воробьева. Она была безжалостна к подчиненной.

— Я полагаю, что никакого раскаяния нет, а есть желание доказать что-то миру, но не тем способом. Марина Владимировна, все произошло не случайно, вы готовились. Вы 13 мая изготовили документ, но он у вас не выгрузился. В нашей базе нет такого — особое мнение. Вопросов вы не задаете, вы спрашиваете у помощников и в итоге выгружаете…

После десятиминутного обсуждения кейса за закрытыми дверями ВККС огласила решение. Игнахиной назначили дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

Комментарии

0