Коллеги изобличили адвоката, превращавшего 1000 руб. в полмиллиона

Новости21.01.2019
21.01.20191572

Фото: Pixabay

Квалифкомиссия Адвокатской палаты Московской области признала дисциплинарным проступком действия адвоката, оперировавшего несколькими вариантами соглашения с доверителем, сумма вознаграждения по которым отличалась в сотни раз.

На адвоката Ф. в АПМО 14 июня 2018 года пожаловался осужденный гражданин, недовольный финансовой политикой своего защитника. Как следовало из жалобы, изначально Ф. было выплачено 500 000 руб., но после того, как заявитель был заключен под стражу, адвокат принялся запугивать его супругу, выступившую в качестве доверителя, длительным тюремным заключением мужа и «стал требовать выплаты дополнительных денежных средств», в итоге ему выплатили еще 350 000 руб. Затем защитник потребовал у жены арестованного продать автомобиль и заплатить ему еще 100 000 руб., а после отказа «нецензурно общался с ней по телефону». В суде же адвокат вел себя пассивно и кроме слов «я поддерживаю подсудимого» никаких ходатайств не заявлял. В марте 2018 года в отношении заявителя был вынесен обвинительный приговор.

В своих письменных объяснениях Ф. заявил, что все доводы жалобы являются ложными, свои обязанности по защите заявителя он исполнял добросовестно, регулярно посещал его в СИЗО, не пропускал судебных заседаний и следственных действий, добился изменения меры пресечения и вынесения судом наказания, не связанного с лишением свободы. В заседании адвокат рассказал, что за свою работу он получил вознаграждение в размере 1 млн руб. и других денег ему не передавали. В адвокатское же образование были сданы «проекты соглашений» со значительно отличающимися суммами, а вознаграждение фактически не вносилось в кассу, потому что не был подписан акт выполненных работ.

Квалифкомиссия оправдала Ф. практически по всем пунктам, но обратила внимание на весьма существенные разночтения в фигурировавших в материалах дисциплинарного дела экземплярах соглашения. Заявитель приложил к жалобе два варианта. Предметом первого являлась его защита «при задержании… допросе в качестве подозреваемого… представление интересов в суде при избрании меры пресечения…», а  второй был заключен на защиту заявителя «при задержании… допросе в качестве подозреваемого… представление интересов в суде при избрании меры пресечения…». Сумма вознаграждения определена в размере 500 000 руб.

Однако в делах адвокатского образования зарегистрированы два совершенно иных соглашения, на основании которых Ф. были выданы два ордера. В них в качестве предмета указано представление интересов заявителя «на предварительном следствии» (сумма вознаграждения – 1000 руб.) и «в военном следственном отделе СК РФ по г. Москве» (сумма вознаграждения – также 1000 руб.). Более того, квалифкомиссии Ф. продемонстрировал еще и третий вариант соглашения, не имеющий номера и содержащий рукописную приписку в предмете соглашения «… и в суде».

Комиссия нашла, что экземпляры соглашений, представленных Ф. доверителю и в адвокатское образование, «значительно отличаются по предмету и сумме вознаграждения». Довод же защитника о том, что соглашения, представленные в адвокатское образование, являются «проектами», был назван «надуманным» – с целью скрыть допущенное нарушение оформления договорных отношений. Как указала комиссия, законодательство об адвокатской деятельности не предусматривает регистрацию в делах адвокатского образования «проектов» соглашения об оказании юридической помощи и тем более выдачу на их основании ордеров адвокату.

Подобные разночтения в рассмотренных экземплярах квалифицировали как недопустимые и «направленные на подрыв доверия к адвокату». Кроме того, выплаченное защитнику вознаграждение в 1 млн руб. в кассу адвокатского образования не поступало.

В итоге комиссия признала, что защитником Ф. нарушен ряд положений закона об адвокатской деятельности и КПЭА, его судьбу должен решить Совет АПМО.