Крестьяне вытаскивают собственность из-под старой вывески

13 Июл 09.32 1074

Верховный суд облегчил жизнь преобразовавшимся юрлицам

Фото: Depositphotos

Фото: Depositphotos

Сельхозпредприятие из Воронежской области столкнулось с трудностями при преобразовании из артели в ООО. Сейчас ему приходится в судах отстаивать свои права на недвижимость, так как Росреестр не хочет вносить необходимые записи в ЕГРП. Дело дошло до Верховного Суда РФ, который встал на сторону крестьян.

После вступления с 1 сентября 2014 года в силу закона № 99-ФЗ[1], который затронул и аспекты реорганизации юридических лиц путем преобразования (ст.58 ГК), многие предприятия столкнулись с практическими сложностями. Не избежала их и сельскохозяйственная артель имени Мичурина, которая, являясь собственником множества недвижимых объектов в Воронежской области, 24 октября 2014 года была преобразована в ООО «СХП имени Мичурина». В феврале 2015 года сельхозпредприятие решило изменить правообладателя здания в селе Липяги с артели на общество, внеся соответствующую запись в ЕГРП. Однако получило отказ от Управления Росреестра. Оно сначала приостановило регистрацию, потребовав от СХП им. Мичурина заявление о переходе права собственности на здание, а также оплаты госпошлины. А в мае и вовсе отказало в регистрации. Представленные предприятием регистрирующие документы «по форме или содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства», мотивировало свой отказ Управление Росреестра. А некоторые необходимые, по мнению чиновников, документы (заявление о регистрации перехода права собственности и документ об оплате госпошлины) отсутствовали вовсе. «СХП имени Мичурина» с этим не согласилось и обратилось в суд.

Арбитражный суд Воронежской области (Ирина Симонова) и Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд (Наталья Миронцева, Елена Семенюта, Андрей Протасов) пришли к выводу об универсальном правопреемстве[2] «СХП имени Мичурина» от своего правопредшественника — сельскохозяйственной артели. «К вновь созданному юрлицу переходят все права и обязанности реорганизованного юрлица, в том числе и те права и обязанности, которые не признаются или оспариваются участниками гражданско-правовых отношений, а также те, которые на момент реорганизации не были выявлены», — говорится в акте. Поэтому можно говорить о переходе в полном объеме всего комплекса прав и обязанностей, «в том числе и права собственности на спорное здание», констатировали суды. Согласились они и с тем, что нового юрлица в сложившейся ситуации не возникло, произошла лишь смена организационно-правовой формы, а именно — смена его наименования.

Такие доводы судов Управление Росреестра не устроили, и оно обжаловало решение в арбитражный суд Центрального округа (Наталья Клочникова, Галина Стрегелева, Светлана Смолко), который все же поддержал чиновников. Они настаивали, что «имеет место не изменение наименования юрлица, а прекращение деятельности одного юрлица и создание другого, что влечет переход прав от сельскохозяйственной артели имени Мичурина к обществу «СХП имени Мичурина».

Представитель «СХП имени Мичурина» Светлана Ванюкова на заседании экономколлегии ВС 12 июля объясняла суду, что согласно п.5 ст.58 ГК при реорганизации юрлица путем преобразования права и обязанности остаются неизменными (действует с 1 сентября 2014 года), поэтому положения п.2 ст.218 ГК о переходе права собственности не применяются. «При преобразовании правопреемства не происходит, — уверяла коллегию Ванюкова, — полагаем, что при преобразовании юрлицу не должен присваиваться новый регистрационный номер». По ее словам, применяться не должен и п.1 ст.16 закона № 129-ФЗ[3] о завершении преобразования с момента госрегистрации вновь созданного юрлица.

— У нас нет правопреемства, и такой вывод мы делаем логически, — подытожила Ванюкова.

— А что у вас происходит? — поинтересовалась председательствующая Елена Борисова.

— Изменились только права участников общества, — ответила Ванюкова, поясняя, что, хотя мотивировочная часть решения суда первой инстанции предприятие и не устраивает, с резолютивной частью оно полностью согласно.

Начальник управления правового обеспечения Управления Росреестра по Воронежской области Роман Иволгин пытался доказать обратное: создано было именно новое юрлицо.

— Какое основание для перехода права с прежнего юрлица на новое? Вы назовите-назовите само основание! — повышая голос и стремясь установить истину, требовала Борисова.

— Было предоставлено решение о реорганизации... — ответил Иволгин.

— И это основание для перехода права собственности? А что еще вы хотите увидеть от общества, подтверждающее переход права собственности? Что должно быть? — не унималась Борисова.

— Документы должны быть.

— Какие документы?

— Протокол.

— Был подан протокол?

— Да...

— А почему тогда отказ?

— Не было подано заявление о переходе и регистрации права.

Тройка судей (Елена Борисова, Рамзия Хатыпова, Алексей Маненков) более чем на полчаса удалились в совещательную комнату, а вышла оттуда с решением об отмене акта кассационной инстанции, признав отказ Управления Росреестра по Воронежской области незаконным.
 
 
[1] Федеральный закон от 5 мая 2014 года № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»
[2] П.2 ст.218 ГК (основания приобретения права собственности) и Президиум ВАС от 27 июля 2011 года № 1995/11
[3] Федеральный закон от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»
юрлицо, реорганизация, преобразование, корпоративное право

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»