КС дал толкование норме о субсидиарной ответственности руководителей ликвидированного ООО

Новости25.05.2021
25.05.2021  3807
Фото: YouTube

Конституционный суд РФ рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности одной из норм закона об ООО. Она касается ответственности руководителей ликвидированных обществ перед кредиторами.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба жительницы Челябинска Галины Карпук. В 2017 году она заказала межкомнатные двери в ООО «Установка +» . Покупательница заплатила аванс, но ей доставили не тот товар. Через суд Карпук удалось взыскать уплаченную сумму, а также неустойку и компенсацию морального вреда. Однако «живых денег» истец не увидела. В 2018 году предприятие исключили из ЕГРЮЛ как недействующее, и исполнительное производство вскоре было прекращено. Карпук подала иск к бывшему директору ООО «Установка +» и участнику общества о возложении субсидиарной ответственности по долгам. Но суды не усмотрели недобросовестности в их деятельности.

Так, апелляционная инстанция указала, что сам по себе факт необращения ответчиков с заявлением в арбитражный суд о признании общества несостоятельным (банкротом) не является достаточным основанием для признания недобросовестности хозяйственной деятельности. Кассационная инстанция отметила, что истцом не представлено доказательств подтверждения факта инициирования контролирующими лицами вывода из имущественной сферы общества ликвидных активов и тем самым исключается привлечение их к субсидиарной ответственности.

В жалобе в КС Карпук указала, что закон позволяет участникам исключенного из ЕГРЮЛ общества избегать ответственности по обязательствам общества перед кредиторами, чем нарушает их право на судебную защиту. Она просила проверить на соответствие Конституции пункт 3.1 статьи 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (ответственность общества).

Позиция КС (в изложении пресс-службы суда) свелась к следующему. Оспоренная норма призвана дать возможность кредиторам привлечь контролировавших ООО лиц к субсидиарной ответственности, если их недобросовестными или неразумными действиями было обусловлено неисполнение обязательств общества перед этими кредиторами. Однако в суде доказывание кредитором недобросовестности действий руководителей исключенного из ЕГРЮЛ ООО объективно затруднено. Это особенно сложно для физического лица — потребителя, обязательство общества перед которым возникло не в связи с осуществлением кредитором предпринимательской деятельности. Соответственно, предъявление требований к такому истцу, связанных с доказыванием, что причиненный ему вред обусловлен поведением контролировавших ООО лиц, заведомо влечет неравенство процессуальных возможностей истца и ответчика, так как от истца требуется предоставление доказательств, о наличии которых ему может быть неизвестно в силу его невовлеченности в корпоративные правоотношения.

КС указал, что при применении нормы суды должны исходить из того, что именно бездействие лиц, указанных в пунктах 1–3 статьи 53.1 ГК РФ (руководителя, членов коллегиальных органов управления и др.), контролирующих исключенное из ЕГРЮЛ общество, привело к невозможности исполнения обязательств перед физическим лицом — кредитором ООО, требования которого к обществу удовлетворены судом, пока на основе фактических обстоятельств дела не будет доказано иное.

Норма должна применяться с учетом ее истолкования КС РФ. Решения по делу Карпук подлежат пересмотру.

Комментарии

0