$ 62.81

€ 70.68

КС ограничил применение длительных сроков давности

Подробности15.01.2019
15.01.20192428

Фото: Youtube

Конституционный суд РФ 15 января вынес постановление, касающееся вопросов применения срока давности при привлечении к административной ответственности.

Жалоба оператора почтовой связи “СПСР-Экспресс” рассматривалась КС в открытом заседании 16 ноября 2018 года. Ранее Роскомнадзор неоднократно обращался в арбитражный суд с заявлениями о привлечении “СПСР-Экспресс” к административной ответственности за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением требований и условий, предусмотренных лицензией (ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ). Претензии предъявлялись за превышение установленных сроков доставки и утрату почтовых отправлений.

Оператор почтовой связи полагал, что поскольку срок давности привлечения к ответственности за нарушение лицензионного законодательства составляет три месяца, то производство по этим делам из-за его истечения должно быть прекращено. Однако суды приняли во внимание, что допущенные нарушения одновременно повлекли за собой и нарушение прав потребителей услуг связи. Поэтому они применили к данным делам предусмотренный ч. 1 ст. 4.5 КоАП годичный срок давности административной ответственности для нарушений законодательства о защите прав потребителей.

“СПСР-Экспресс” обратился в Конституционный суд РФ с требованием проверки конституционности ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ. По мнению заявителя, это положение нарушает конституционный принцип правовой определенности, вследствие чего позволяет правоприменителям произвольно относить административные правонарушения лицензионного законодательства к нарушениям законодательства о защите прав потребителей и, исходя из этого, применять к ним годичный срок давности.

КС по итогам рассмотрения дела отметил, что КоАП РФ различает общие и специальные, более продолжительные, сроки давности привлечения к ответственности. Они обусловлены дифференцированным подходом к обеспечению неотвратимости ответственности, продиктованным существенными различиями тех или иных административных правонарушений. При этом закрепление более длительных сроков давности само по себе не нарушает требования определенности правового регулирования и не влечет за собой риска их произвольного истолкования и применения.

Ответственность по ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ направлена на защиту отношений, регулируемых лицензионным законодательством. Следовательно, если лицу вменяется в вину нарушение лицензионного законодательства, то это исключает возможность распространения на него специального срока давности, предусмотренного оспариваемой нормой за нарушение прав потребителей. Даже в случаях, когда оно действительно повлекло за собой ущемление прав потребителей.

Вместе с тем превышение оператором почтовой связи сроков доставки и утрата почтовых отправлений, нарушившие права потребителей, не исключают возможность привлечения его к ответственности по ст. 14.4 КоАП («Продажа товаров, выполнение работ либо оказание населению услуг ненадлежащего качества или с нарушением установленных законодательством РФ требований») в течение одного года со дня совершения или обнаружения таких действий.

Таким образом, при применении ч. 3 ст. 14.1 КоАП должен соблюдаться общий трехмесячный срок давности привлечения к ответственности. При наличии оснований это не препятствует наказанию виновных лиц по ст. 14.4 КоАП в течение годичного срока давности, равно как и не исключает права потребителей требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда.

В итоге КС пришел к выводу, что оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ, поскольку не предполагает распространение годичного срока давности на привлечение к ответственности за нарушение лицензионного законодательства. Дело заявителя подлежит пересмотру.