$ 63.98

€ 71.64

КС поддержал компанию, спорившую с ФНС по земельному налогу

Новости01.03.2019
01.03.20191734

Фото: Moscow Live

Конституционный суд РФ дал новое толкование положениям Налогового кодекса о порядке определения организациями налоговой базы для уплаты земельного налога.

Поводом для рассмотрения конституционности п. 3 ст. 391 НК РФ стала жалоба ООО «Парус» из Тамбовской области. Согласно оспариваемому положению, налогоплательщики-организации определяют налоговую базу по земельному налогу самостоятельно на основании сведений Единого государственного реестра недвижимости. Постановлением администрации Тамбовской области 2013 года была определена кадастровая стоимость принадлежащих «Парусу» двух земельных участков, которая составила 14 278 534,20 руб. и 29 164 764,30 руб. Компания потребовала пересмотреть эту стоимость, в результате чего решением комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости суммы были снижены до 2 623 100 руб. и 4 853 600 руб.

Между тем в конце 2014 года администрация Тамбовской области утвердила новые результаты кадастровой оценки земель, согласно которым на 1 января 2015 года стоимость первого участка составила 13 711 874,40 руб., второго – 28 007 327,60 руб. Эта кадастровая стоимость подлежала применению для исчисления и уплаты земельного налога с 1 января 2015 года.

Решения комиссии по рассмотрению споров от 12 декабря 2014 года и постановление администрации Тамбовской области от 28 ноября 2014 года были направлены в Росреестр для включения сведений в государственный кадастр недвижимости. Поскольку решения комиссии поступили позже, данные из них как последние поступившие были зафиксированы в кадастре в качестве достоверных данных о стоимости земельных участков. Руководствуясь сведениями, содержащимися в кадастре, «Парус» заплатил земельный налог за 2015 год в размере 112 151 руб. за оба принадлежащих ему участка.

Однако позднее по результатам камеральной налоговой проверки налоговый орган, исходя из данных о кадастровой стоимости, указанных в постановлении администрации, начислил обществу земельный налог за 2015 год в 513 637 руб. и пени в 103 976 руб. Вышестоящие органы и суды встали на сторону налоговой службы. Арбитражные суды, в частности, указали, что постановление администрации вступило в силу 28 декабря 2014 года — позже даты внесения в кадастр сведений о стоимости участков на основании решений комиссии. Суды пришли к выводу, что уполномоченный орган зафиксировал ошибочную кадастровую стоимость.

«Парус» направил жалобу в КС, указывая, что положение НК позволяет правоприменительным органам произвольно (не на основании сведений, содержащихся в ЕГРН) определять кадастровую стоимость при исчислении и уплате земельного налога.

КС указал, что налогоплательщик не должен нести бремя неблагоприятных налоговых последствий, вызванных как неопределенностью положений законодательства, так и ненадлежащим применением норм государственными и муниципальными органами. Какие-либо действия органов власти, которые повлекли включение в ЕГРН неактуальной, по мнению налогового органа, кадастровой стоимости, сами по себе не могут служить безусловным основанием для изменения порядка определения налоговой базы по земельному налогу, а также повлечь начисление налогоплательщику недоимки и пени, притом что он не совершал каких-либо недобросовестных действий.

При администрировании земельного налога налоговые органы должны руководствоваться информацией, содержащейся в кадастре недвижимости, а все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

В результате КС признал п. 3 ст. 391 НК не противоречащим Конституции РФ. Но указал, что он не может служить основанием для возложения на налогоплательщика-организацию, добросовестно исчислившего и уплатившего земельный налог на основании сведений ЕГРН, неблагоприятных последствий в виде взыскания недоимки и пени, связанных с применением данных о кадастровой стоимости, полученных в связи с проведением очередной государственной кадастровой оценки, сведения о которой отсутствовали в реестре на 1 января соответствующего налогового периода.

Выявленный в постановлении конституционно-правовой смысл п. 3 ст. 391 Налогового кодекса РФ является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике. Решения по делу ООО «Парус» подлежат пересмотру в установленном порядке с учетом правовых позиций КС.