КС признал неконституционными нормы УПК, которые непонятно на что исполнять

Новости10.07.2020
10.07.20202832

Коллаж: Legal.Report

КС признал в определенной мере не соответствующими Конституции нормы УПК об охране жилья осужденных. Судьи согласились, что государство должно позаботиться о недвижимости преступников, если они сами не в состоянии этого сделать. Однако на сегодняшний день непонятно, какой именно орган и за какие деньги будет охранять жилища. Пока законодатели будут решать этот вопрос, КС установил особый порядок исполнения своего постановления.

Обуза для чиновников

Проверить конституционность части 2 статьи 313 УПК РФ попросила администрация муниципального образования «Город Мурманск». Данная норма предусматривает, что при наличии у осужденного имущества или жилища, остающегося без присмотра, суд одновременно с вынесением приговора выносит определение или постановление о принятии мер по их охране. В частности, постановлением Первомайского райсуда Мурманска от 2 июля 2018 года было удовлетворено ходатайство осужденного о принятии мер по охране принадлежащего ему на праве собственности жилого помещения на период отбывания им наказания. Обязанность по охране была возложена на администрацию муниципального образования «Город Мурманск». Апелляция изменила резолютивную часть постановления райсуда. В итоге был установлен запрет на проживание любых лиц в указанном жилом помещении, на владение, пользование и распоряжение этим помещением, в том числе на его продажу, сдачу внаем и на осуществление иных сделок  без согласия собственника. Без согласия собственника нельзя было там и кого-либо зарегистрировать.

На администрацию Мурманска судом была возложена обязанность по опечатыванию жилого помещения и его передаче под присмотр службы жилищно-коммунального хозяйства. Как исполнять это решение, чиновники не знали — и обратились за разъяснениями в Мурманский областной суд. В частности, просили указать, какой именно службе жилищно-коммунального хозяйства должно быть передано под присмотр помещение. Дело в том, что такая служба в структуре администрации в принципе отсутствует,  К этому заявлению был также приложен акт комиссии (образованной структурным подразделением городской администрации) во исполнение постановления Первомайского райсуда. Из документа, составленного в присутствии представителей полиции, управляющей компании, а также собственника соседнего жилого помещения, следовало, что квартира, принадлежащая осужденному, опечатана. Но представитель управляющей компании отказался принять указанное помещение под присмотр.

Впрочем, в облсуде не усмотрели в деле каких-либо сомнений и неясностей, препятствующих исполнению постановления. Там, в частности, сослались на то, что решение вопросов жилищно-коммунального хозяйства возложено на комитет по жилищной политике администрации Мурманска. ВС РФ, куда обратились чиновники,  рассматривать этот спор не стал.

В итоге в Мурманске так и не поняли, какой именно орган, предприятие или учреждение должен нести обязанность по охране жилого помещения на период отбывания преступником наказания. Также, по мнению чиновников, существует возможность неоднозначного толкования понятия «меры по охране имущества», следовательно, их произвольного применения. С этими вопросами и разбирался КС.

В особом порядке

Как следует из постановления, часть 2 статьи 313 УПК РФ действительно не определяет круг субъектов, на которых судом может быть возложена обязанность по осуществлению определенных им мер по охране остающегося без присмотра жилища осужденного. Равно как и перечень возможных мер, порядок и иные вопросы их исполнения. В отраслевом законодательстве, «за исключением уголовно-процессуального, — а указанные вопросы с очевидностью носят межотраслевой характер», также не содержится положений, которые сопрягались бы с данной нормой и регулировали бы данные вопросы.

Суды руководствуются общими положениями жилищного законодательства, в частности частью 1 статьи 1 ЖК РФ, а также на нормами 131-ФЗ от 6 октября 2003 года, определяющими полномочия органов местного самоуправления городского, сельского поселений, муниципальных и городских округов в сфере жилищно-коммунального хозяйства. В итоге обязанность по принятию мер по охране жилого помещения осужденного возлагается на органы местного самоуправления. Впрочем, в судебной практике имеются и примеры, когда обязанность по принятию мер по охране возлагалась наравне с органом местного самоуправления на ОВД, ФССП, управляющую компанию и др.

Вместе с тем, как считает КС, правовое регулирование мер по охране остающегося без присмотра жилища осужденного, в том числе находящегося в его собственности, и практика их применения в любом случае должны основываться на вытекающих из статей 17, 19 и 55 Конституции Российской Федерации принципах справедливости, правовой определенности, разумности и соразмерности. С одной стороны, возложение обязанности по принятию мер по охране остающегося без присмотра жилого помещения, собственником которого является осужденный, на органы местного самоуправления соотносится с имеющейся у них компетенцией в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Между тем ни ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», ни Жилищный кодекс не позволяют с определенностью сделать вывод о прямом наделении указанных органов полномочиями по принятию, хотя бы и на основании судебного решения, подобных мер. Не позволяет сделать иной вывод и УИК РФ. Этот кодекс допускает возможность взаимодействия органов местного самоуправления и учреждений уголовно-исполнительной системы при решении вопросов, связанных, в частности, с наличием у осужденного жилого помещения (часть 2 статьи 177 и часть 1 статьи 180). Однако не закрепляет каких-либо правил, связанных с обеспечением его сохранности.

Указал КС и на другие проблемы и в итоге пришел к выводу о наличии имеющего конституционную значимость пробела в правовом регулировании, который вступает в противоречие с конституционными гарантиями охраны права частной собственности, а также принципами равенства, справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод. Эта неопределенность не может быть устранена с помощью конституционно-правового истолкования части 2 статьи 313 УПК, поскольку оно не позволяет выявить волю федерального законодателя относительно решения вопроса о том, какие конкретно меры по охране остающегося без присмотра жилого помещения, собственником которого является осужденный, могут быть определены судом. А также на каких субъектов им может быть возложена обязанность принимать данные меры и за счет каких источников финансирования.

Таким образом, следует из постановления, часть 2 статьи 313 УПК не соответствует Конституции РФ, ее статьям 19 (части 1, 14 и 2), 35 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования она не закрепляет конкретных мер по охране остающегося без присмотра жилого помещения, собственником которого является осужденный. А также не устанавливает субъекты, на которых судом может быть возложена обязанность по принятию таких мер, и не определяет, за счет каких источников осуществляется финансирование.

Во избежание негативных последствий для осужденных КС установил для настоящего постановления особый порядок исполнения. Так, федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения и дополнения. Впредь до внесения таких изменений, если осужденным самостоятельно не приняты гражданско-правовые меры по охране своего жилого помещения, суд полномочен принять меры по охране и возложить их исполнение на конкретных субъектов. А именно: опечатывание жилого помещения и периодическая проверка его сохранности могут быть возложены на органы внутренних дел по месту нахождения жилого помещения и (или) на администрацию муниципального образования (поселения, городского округа, муниципального округа). Обязанность по запрету регистрации граждан в жилом помещении без согласия собственника — на органы регистрационного учета граждан РФ по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации (территориальные органы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел). Обязанность по запрету государственной регистрации перехода права, ограничения права и обременения объекта недвижимости без личного участия собственника объекта недвижимости (его законного представителя) — на территориальный орган Росреестра. Иные обязанности, необходимые для охраны жилого помещения, — на администрацию муниципального образования (поселения, городского округа, муниципального округа) с учетом особенностей организации местного самоуправления и разграничения соответствующих полномочий в городах федерального значения и на иных территориях.

Принятые до вступления в силу настоящего постановления судебные решения подлежат исполнению.