$ 66.43

€ 75.39

КС рассмотрит три варианта трактовки норм ГК о переходе прав на товарные знаки

Новости22.05.2018
22.05.2018543
Конституционный суд РФ 22 мая в открытом заседании рассмотрел дело о проверке положений Гражданского кодекса РФ, касающихся перехода прав на товарные знаки.

В КС РФ с заявлением о проверке конституционности абзаца 2 п. 4 ст. 57, п. 1 ст. 58, п. 2 и п. 6 ст. 1232 ГК РФ обратился Суд по интеллектуальным правам (об этом читайте на Legal.Report здесь). В самом начале заседания КС представители СИП подали ходатайство, указав, что при подготовке документов в текст вкралась ошибка: речь должна идти не о п. 1 ст. 58, а о п. 2 ст. 58. Судьи против принятия ходатайства не возражали.

Как рассказал судья-докладчик Александр Кокотов, поводом для направления запроса СИП в КС стало дело обратившегося в СИП ООО «Тестато». Роспатент отказал этой организации в продлении срока действия исключительного права на товарный знак торгово-развлекательного комплекса «Зилант» и в предоставлении шестимесячного срока для подачи заявления о продлении этого срока. Товарный знак принадлежал ООО «Зилант», которое позже было присоединено к ООО «Эквивалент», реорганизованное, в свою очередь, путем присоединения к ООО «Тестато».

При рассмотрении дела в СИП в первой инстанции Роспатент настаивал, что без регистрации перехода исключительного права правопреемник правообладателя не может обращаться за продлением срока действия исключительного права. Тем не менее действия Роспатента были признаны незаконными, и суд обязал его рассмотреть ходатайство ООО «Тестато». Однако Роспатент подал кассационную жалобу, при рассмотрении которой президиум СИП пришел к выводу о противоречии норм ГК РФ, приостановил производство по делу и обратился в КС РФ.

По мнению СИП, положения ГК РФ противоречат друг другу. Так, п. 6 ст. 1232 ГК устанавливает, что при несоблюдении требования о госрегистрации перехода исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации такой переход считается несостоявшимся. При этом из положений ст. 57 и 58 ГК следует, что правопреемник становится обладателем прав и обязанностей присоединившегося юридического лица в любом случае после завершения процедуры реорганизации, в том числе и в отношении объектов, подлежащих государственной регистрации. Как считает СИП, оспариваемые нормы из-за своей неопределенности ведут к нарушению конституционных гарантий судебной защиты прав, свобод и законных интересов граждан.

– Возникает вопрос о том, какие же акты лицо, приобретшее право в порядке общего правопреемства, может совершать в отношении этого права, – сказала в своем выступлении председатель СИП Людмила Новоселова. – Ведь практически везде обращается внимание, что оно не может распоряжаться этим правом. В данном деле у нас вопрос о совершении сделок, связанных с отчуждением либо предоставлением права использования этого знака, не стоит, но стоит вопрос о возможности реализации права иным образом, в частности путем продления этого права и совершения действий, которые направлены на обеспечение такого продления. С нашей точки зрения, эти действия также являются распоряжением правом, но прямо из ст. 1232 порядок совершения и характер тех действий, которые могут быть совершены до регистрации, не следует, что, собственно, и является предметом постоянных судебных споров.

Как отметила Новоселова, у СИП есть достаточно обширная судебная практика, в которой так или иначе затрагивается этот вопрос, какие действия в данной ситуации правообладатель может предпринимать.

Заместитель председателя СИП Владимир Корнеев указал, что специалисты видят несколько вариантов трактовок оспариваемых положений ГК. Одни, к примеру, считают, что продление срока действия исключительного права допускается, поскольку это не является распоряжением правом. Согласно другой точке зрения, которой придерживается Роспатент, в понятие распоряжения правом входит и подача заявления о продлении срока действия прав, а значит, в такой ситуации правообладатель не может подавать подобное заявление. При этом, как отметил Корнеев, может возникнуть исключительное право, которое никому не принадлежит: прежнее юридическое лицо уже не существует, а к новому право полностью не перешло.

По мнению Андрея Клишаса, представителя Совета Федерации в КС, конституционность оспариваемых норм сомнений не вызывает. Он отметил, что п. 6 ст. 1232 не предусматривает прекращения права и ограничения в чем-либо правопреемника. Регистрация же перехода права – это всего лишь оформление уже существующих прав на объект интеллектуальной собственности, своевременность этого оформления остается вопросом правопреемника.

Михаил Кротов, представитель президента РФ, посчитал, что, поскольку СИП регулярно сталкивается с отсутствием четкого механизма перехода прав, необходимо выявить конституционно-правовой смысл оспариваемых норм ГК.

– Может быть, потребовать при реорганизации юрлица перезаключать все его договоры? – провел он аналогию с регистрацией прав на интеллектуальную собственность в своем выступлении и отметил, что такого никто не требует. Как считает Кротов, подобные ситуации Роспатент просто должен был предусмотреть в своих ведомственных актах.

А представитель Минюста Мария Мельникова вспомнила в выступлении свой 15-летний опыт работы в регистрации прав на недвижимое имущество.

– Аналогичные проблемы были решены в этой сфере около 20 лет назад. Мы тогда обсуждали, как регистрировать в подобных ситуациях, у кого брать заявления.

Она добавила, что наследник, пока не получит свидетельство о регистрации права, ничем не может подтвердить свои права. Но право возникает у него с момента смерти наследодателя. А его документальное оформление нужно лишь для подтверждения, для его «выхода в свет».

В заключительном слове председатель СИП Людмила Новоселова еще раз отметила, что вопросы применения и толкования норм ГК в данном случае существуют, поскольку специалисты высказали как минимум три мнения: о том, что право должно полностью переходить с момента регистрации нового юрлица в ЕГРЮЛ, что без регистрации право переходит не в полном объеме, а также что п. 6 ст. 1232 должен применяться в конкретных случаях, но непонятно, в каких именно.

Решение КС будет принято в закрытом совещании и оглашено в ближайшее время.