$ 63.72

€ 70.5

КС разрешил изымать имущество коррупционеров, у кого бы его ни нашли

Новости12.11.2019
12.11.2019835

Фото: Moscow Live

КС отказался принять  к  рассмотрению  жалобы полковника-миллиардера Дмитрия Захарченко и его родственников, пытавшихся оспорить ряд статей ГК и ГПК РФ и других законов. Их не устроили нормы, позволяющие судам изымать деньги коррупционеров фактически у неограниченного круга лиц. Дело в том, что семья опального сотрудника МВД не оставляет попытки вернуть имущество стоимостью порядка 9 млрд рублей, изъятое в доход государства по иску Генпрокуратуры.  КС родным Захарченко в этом не помог. Он признал соответствующей основному закону судебную практику, по которой имущество коррупционеров изымается в доход государства, вне зависимости от места его обнаружения.

Заявителями в КС, помимо самого бывшего полковника, являлись его родители  Валентина и Виктор Захарченко, а также гражданская жена Марина Семынина, с которой у него есть несовершеннолетняя дочь. Все жалобы были  написаны практически под копирку.

Напомним, что в декабре 2017 года Никулинский суд Москвы изъял в пользу государства у Захарченко и его близких порядка 8,5 млрд рублей (в разной валюте), 11 квартир, 16 машино-мест, два Mercedes и два Porsсhe Cayenne и другие ценности. Сам полковник в июне этого года был приговорен Пресненским судом Москвы к 13 годам колонии строгого режима со штрафом в 117,99 млн рублей, а также лишен звания и госнаград. Ему инкриминировалось получение взятки и воспрепятствование правосудию (ч. 6 ст. 290 и ч. 3 ст. 294 УК РФ). В октябре, как сообщал L.R, Мосгорсуд уменьшил срок заключения на полгода.

Попытки оспорить решение об изъятии имущества, предпринятые семьей, оказались безуспешными. Главным образом родные и близкие опального полковника настаивали на том, что не была доказана связь между коррупционным доходами Захарченко и ценностями, изъятыми у членов семьи. Более того, дальние родственники и знакомые госслужащих, по их мнению, вообще не обязаны отчитываться о происхождении своего имущества.

Сейчас члены семьи Захарченко пытались оспорить конституционность ч. 1 ст. 8.1«Представление сведений о расходах», ч. 2 ст. 10 «Конфликт интересов» и ч. 1 ст. 13 «Ответственность физических лиц за коррупционные правонарушения» ФЗ «О противодействии коррупции», ст. 20 «Представление сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера» и ст. 201«Представление сведений о расходах» ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». А также несколько положений ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам». Это, в частности, пп. «д» п. 1 ч. 1 ст. 2, относящийся к лицам, в отношении расходов которых устанавливается контроль, ч. 1 и 2 ст. 17, предусматривающие полномочие генпрокурора обратиться с иском об обращении в доход России имущества, приобретенного на неподтвержденные доходы. А также ч. 2 ст. 18, в соответствии с которой с января 2012 года установлена обязанность представления сведений об определенных расходах.

В частности, как было указано в жалобах, оспариваемые положения не соответствуют ст. 1 (ч. 1), ст. 4 (ч. 2), ст. 15 (ч. 1), ст. 19 (ч. 1), ст. 35 (ч. 1 и 2), ст. 54 и 55 (ч. 1) Конституции РФ.  По мнению заявителей, суд может бесконтрольно и по собственному усмотрению обращать в доход России любое имущество любых лиц, если будет установлено, что оно приобретено на деньги человека, за расходами которых осуществляется контроль. Даже если эти лица прямо не перечислены в законе и не являются супругом (супругой) подконтрольного госслужащего и его несовершеннолетним ребенком. Суд также может обращать взыскание на имущество, приобретенное в период государственной службы лица, за расходами которого осуществляется контроль, в том числе до 1 января 2012 года. А также вне  установленной законом процедуры признать лицо, в отношении расходов которого осуществляется контроль, фактическим владельцем имущества третьих лиц (не являющихся его супругом (супругой) и несовершеннолетним  ребенком), с целью последующего обращения имущества в доход государства.

Конституционный суд с этими выводами не согласился, ссылаясь на свои прежние постановления и определения. В частности, по мнению судей, “обращение по решению суда в доход РФ имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы, относится к особым правовым мерам”. В соответствии с ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» порядок применения данной меры позволяет “обеспечить баланс публичных интересов борьбы с коррупцией и частных интересов собственника, приобретшего имущество на доходы, не связанные с коррупцией”. При этом закон не препятствует лицу, в отношении которого разрешается вопрос об обращении принадлежащего ему имущества в доход РФ, права представлять в суде любые доказательства, подтверждающие законность происхождения средств. А также не мешает судам разобраться с законностью приобретения имущества и определиться с его дальнейшей судьбой.

Таким образом, по мнению КС, оспариваемые положения федеральных законов не могут рассматриваться как нарушающие перечисленные в жалобе конституционные права.

Параллельно с этим родители Захарченко пытались оспорить и другие положения ГК, ГПК, законов «О противодействии коррупции», «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» и«О прокуратуре Российской Федерации». Они сочли неконституционными нормы, в принципе позволяющие Генпрокуратуре путем возбуждения гражданского судопроизводства устанавливать возникновение прав и обязанностей между РФ и физлицами в отношении сделок с имуществом; собирать, использовать и распространять сведения о доходах и расходах лиц (без их согласия), прямо не перечисленных в Федеральном законе «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам»; рассматривать и разрешать вопрос о расходах и доходах личности, использовать собранные сведения о расходах и доходах для установления платежеспособности граждан и ряд других.

Эти жалобы КС также отказался принять к рассмотрению, ссылаясь, в частности, на свои предыдущие постановления.