КС разрешил знакомиться с засекреченными материалами уголовного дела

Новости27.11.2017
27.11.20173711
Конституционный суд РФ дал новое толкование положениям закона "О государственной тайне", которые препятствовали ознакомлению обвиняемых с материалами уголовных дел, имеющими гриф секретности. Дело о проверке конституционности ст. 21 и 21.1 закона было рассмотрено КС без проведения слушаний по заявлению бывшего полицейского из Астрахани Евгения Горовенко.

Заявитель во время службы в органах внутренних дел в должности оперуполномоченного отделения по борьбе с экономическими преступлениями привлекался к дисциплинарной ответственности в связи с ненадлежащим ведением дел оперативного учета. В апреле 2010 года за допущенные нарушения он был уволен, а в ноябре 2010 года в отношении него возбуждено уголовное дело по ст. 306 УК РФ «Заведомо ложный донос», по которому был вынесен обвинительный приговор.

В ходе производства по данному уголовному делу по ходатайству Горовенко была назначена почерковедческая экспертиза, выявившая факты подделки его подписей в делах оперативного учета, в связи с нарушениями при ведении которых он был уволен. Материалы, касающиеся подделки подписей, были выделены в отдельное производство для проверки наличия в действиях неизвестных лиц признаков преступления по ст. 292 УК РФ «Служебный подлог». По результатам проверки неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии отменялись, о чем Горовенко извещался без ознакомления с их содержанием.

Горовенко подал в Кировский районный суд Астрахани жалобу на бездействие должностных лиц следственного органа, выразившееся в непредоставлении ему информации, связанной с материалами проверки. Cуд, руководствуясь положениями закона «О государственной тайне», согласно которому гостайну составляют в том числе сведения в области оперативно-розыскной деятельности, пришел к выводу, что Горовенко, не имея допуска к секретной информации, вправе ознакомиться лишь с той частью материалов, которая не содержит секретных сведений. Горовенко был ознакомлен с несколькими томами материалов, а с томами, содержащими секретные сведения, ознакомление не производилось. Ему также было отказано во вручении копии последнего постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которому был присвоен гриф секретности.

Заявитель посчитал, что ст. 21 и 21.1 закона «О государственной тайне» нарушают его конституционные права, так как они, неполно определяя круг лиц, которым может быть разрешен допуск к материалам уголовного судопроизводства, содержащим секретные сведения, позволяют отказывать заинтересованному лицу в ознакомлении с материалами проводимой на стадии возбуждения уголовного дела проверки сообщения о преступлении и с вынесенными на их основании решениями об отказе в возбуждении уголовного дела.

КС постановил, что ст. 21 и 21.1 закона «О государственной тайне» не противоречат Конституции РФ. В то же время суд отметил, что содержащиеся в них положения предполагают, что использование результатов оперативно-розыскной деятельности не может служить препятствием для ознакомления лица, чьи права и свободы непосредственно затрагиваются, с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела и дающими основание для его вынесения материалами. Сохранность государственной тайны при этом может быть обеспечена путем использования предусмотренных законом механизмов, включая предупреждение о неразглашении гостайны, предупреждение о привлечении к уголовной ответственности в случае разглашения, а также хранение копий и выписок из процессуальных документов вместе с материалами проверки сообщения о преступлении.

КС подчеркнул, что должностные лица обязаны предпринимать все возможные меры, чтобы в материалах проверки содержались лишь те сведения, которые необходимы для принятия соответствующего процессуального решения, и тем самым исключались бы коллизии между требованиями защиты гостайны и гарантиями права лица на ознакомление с документами и материалами.

Согласно постановлению КС, решения, принятые в отношении Горовенко на основании ст. 21 и 21.1 закона «О государственной тайне» в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, подлежат пересмотру.