КС увидел в трактовке норм ГК о переходе прав чрезмерное обременение юрлиц

Новости03.07.2018
03.07.20182160
Конституционный суд РФ 3 июля дал толкование положениям Гражданского кодекса РФ, касающимся перехода прав на товарные знаки. Дело рассматривалось на открытом заседании КС РФ 22 мая (об этом читайте на Legal.Report здесь).

С заявлением о проверке конституционности положений ГК РФ в КС обратился Суд по интеллектуальным правам, рассматривающий дело ООО "Тестато". Роспатент отказал этой компании в продлении срока действия исключительного права на товарный знак «Зилант» и в предоставлении шестимесячного срока для подачи заявления о продлении этого срока. Товарный знак принадлежал организации, которая была реорганизована путем присоединения к другому юрлицу, а то, в свою очередь, также присоединено к ООО «Тестато». При рассмотрении дела в СИПе в первой инстанции Роспатент настаивал, что без регистрации перехода исключительного права правопреемник правообладателя не может обращаться за продлением срока действия исключительного права. Тем не менее действия Роспатента были признаны незаконными, и суд обязал его рассмотреть ходатайство ООО «Тестато». Однако при рассмотрении кассационной жалобы Роспатента президиум СИПа пришел к выводу о противоречии норм ГК РФ, приостановил производство по делу и обратился в КС РФ.

 
Как указал заявитель, п. 6 ст. 1232 ГК РФ устанавливает, что при несоблюдении требования о госрегистрации перехода исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации переход исключительного права считается несостоявшимся. При этом из положений ст. 57 и 58 ГК РФ следует, что правопреемник становится обладателем прав и обязанностей присоединившегося юридического лица в любом случае после завершения процедуры реорганизации, в том числе и в отношении объектов, подлежащих государственной регистрации. Заявитель считает, что в силу своей неопределенности оспоренные нормы ведут к нарушению конституционных гарантий судебной защиты прав, свобод и законных интересов граждан.
При рассмотрении дела в КС зампредседателя СИП Владимир Корнеев указывал, что специалисты видят несколько вариантов трактовки оспариваемых положений ГК. Одни, к примеру, считают, что продление срока действия исключительного права допускается, поскольку это не является распоряжением правом. Согласно другой точке зрения, которой придерживается Роспатент, в понятие распоряжения правом входит и подача заявления о продлении срока действия прав.
 
Как напомнил КС РФ в своем постановлении по делу, исключительное право на товарный знак является имущественным правом, которое признается и охраняется при условии его госрегистрации. При этом права на имущество возникают с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр. Однако если связывать переход права с его госрегистрацией, то с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности юрлица-правопредшественника и до момента завершения госрегистрации перехода права к правопреемнику оно оставалось бы без правообладателя. Это лишало бы данное право судебной защиты и вопреки предписаниям Конституции РФ нарушало бы имущественные и иные права как самого правопреемника, так и иных лиц. Таким образом, при реорганизации юрлиц в форме присоединения исключительное право на товарный знак считается перешедшим к правопреемнику с момента внесения записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности присоединенного юрлица.
 
При этом отсутствие госрегистрации перехода исключительного права на товарный знак к юридическому лицу-правопреемнику может затруднить распоряжение перешедшим к нему правом. Например, помешать заключению договора об отчуждении этого права. Поэтому требование зарегистрировать переход данного права в качестве условия совершения уполномоченным органом юридически значимых действий в ряде случаев представляется вполне оправданным.
 
При применении норм о продлении срока действия исключительного права на товарный знак Роспатент исходит из того, что сначала правопреемнику нужно зарегистрировать переход права, а потом подавать заявление на продление срока действия данного права. Между тем из норм ГК РФ такого требования не вытекает. Это чрезмерное обременение юридических лиц. Такое толкование может приводить к увеличению времени рассмотрения Роспатентом соответствующего заявления, что грозит риском утраты исключительного права на товарный знак. А как неоднократно указывал КС РФ, цели одной только рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для ограничения прав и свобод человека и гражданина.
 
Соответственно, п. 6 ст. 1232 ГК РФ допускает возможность рассмотрения Роспатентом вопроса о госрегистрации перехода исключительного права на товарный знак одновременно с вопросом о продлении срока действия этого права. Это, однако, не мешает федеральному законодателю внести в действующее правовое регулирование изменения, гарантирующие одновременное рассмотрение данных вопросов.