$ 64.37

€ 70.93

КС забраковал нормы Семейного кодекса, не позволявшие усыновить ребенка родному отцу

Новости21.06.2018
21.06.20181238
Конституционный суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения Семейного кодекса РФ, которые позволяют отказывать в усыновлении ребенка только из-за наличия у потенциальных родителей проблем со здоровьем.
 
Поводом для проверки подпункта 6 п. 1 ст. 127 Семейного кодекса РФ и п. 2 Перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, стала жалоба семейной пары. Супруги состоят в браке с 2010 года, проживают и зарегистрированы в одной квартире с ребенком 2015 года рождения. Супруга в 2012 году при нахождении в медучреждении была заражена ВИЧ-инфекцией и гепатитом С. Ребенок, биологическим отцом которого является ее муж, был рожден в 2015 году ее родной сестрой в результате процедуры искусственного оплодотворения. Малыш с рождения проживает и воспитывается семейной парой. Биологическая мать ребенка написала нотариально заверенный отказ от родительских прав в отношении него.
 
Супруги обратились в суд с заявлением об усыновлении мальчика, однако оно было оставлено без удовлетворения. Суд сослался на то, что у супруги выявлено заболевание, препятствующее усыновлению, и на заключение органа опеки и попечительства, полагавшего усыновление ею ребенка необоснованным, не отвечающим его интересам.
Тогда супруги обратились в Конституционный суд РФ. По их мнению, оспариваемые нормы понимаются в правоприменительной практике как позволяющие отказывать гражданам, страдающим инфекционными заболеваниями, в том числе ВИЧ-инфекцией и гепатитом С, в усыновлении ребенка только на основании диагноза без учета иных факторов и тем самым противоречат Конституции РФ.
КС, рассмотрев дело, указал, что ст. 127 СК РФ исключает из числа лиц, которые имеют право быть усыновителями, тех, кто не может усыновить ребенка по состоянию здоровья. Согласно перечню заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, к ним относятся, помимо всего прочего, инфекционные заболевания до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией, при этом не конкретизируется, наличие каких именно инфекционных заболеваний служит препятствием для усыновления.
Суды при разрешении вопросов об усыновлении руководствуются, среди прочего, Порядком медосвидетельствования граждан, намеревающихся усыновить детей. Согласно этому документу, медосвидетельствование включает в себя исследование крови на вирусный гепатит С и ВИЧ. Суды понимают эти положения как относящие гепатит С и ВИЧ-инфекцию к заболеваниям, препятствующим усыновлению.
Как отмечает КС РФ, в настоящее время мировым сообществом признано, что наличие у лица ВИЧ-инфекции не должно рассматриваться в качестве создающего угрозу для здоровья населения, поскольку вирус иммунодефицита человека, хотя он и является инфекционным, передается не в результате присутствия инфицированного лица в стране или при случайном контакте через воздух либо общие носители, такие как еда или вода, а через конкретные контакты, которые почти всегда являются частными.
Тем не менее законодатель вправе проявлять определенную осторожность в регулировании вопроса об усыновлении при наличии у усыновителя ВИЧ-инфекции или гепатита С, поскольку контакт усыновителя с усыновленным – в силу того, что они проживают в одном пространстве и что усыновитель осуществляет за ребенком уход и заботится о нем – объективно может оказаться ближе, чем обычные контакты через воздух, еду и воду. Из этого КС сделал вывод, что ограничение на усыновление детей соответствующей категорией лиц направлено на то, чтобы не подвергать здоровье усыновляемых чрезмерному риску, что в целом отвечает конституционно значимой цели – защите прав и законных интересов ребенка – и само по себе не может расцениваться как нарушающее Конституцию.
В то же время КС указал, что одним из принципов регулирования государством семейных отношений является приоритет семейного воспитания детей, что предполагает не только заключение брака, но и закрепление правовой связи между родителем или лицом, его заменяющим, и ребенком. Ограничения на усыновление должны устанавливаться исключительно в интересах детей и не могут влечь снижения уровня социальной устроенности ребенка, воспитывающегося в семье без юридически оформленных для этого оснований.
Ограничения, в целом оправданные, рассматриваются в судебной практике как предполагающие отказ гражданину, намеревающемуся усыновить ребенка, в удовлетворении заявленного требования при формальном подтверждении одного только факта наличия у него ВИЧ-инфекции и (или) гепатита С. Тем самым исключается возможность учета в конкретных жизненных ситуациях всех заслуживающих внимания обстоятельств, в том числе свидетельствующих, что ребенок уже проживает в семье гражданина, намеревающегося его усыновить, а усыновление позволяет лишь юридически оформить сложившиеся между ними отношения родителя и ребенка, не увеличивая, ввиду их нахождения в одном жизненном пространстве, риски для его здоровья.
В результате КС постановил признать взаимосвязанные положения подпункта 6 п. 1 ст. 127 СК РФ и п. 2 Перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения служат основанием для отказа лицу, инфицированному ВИЧ или гепатитом С, в усыновлении ребенка, который в силу уже сложившихся семейных отношений проживает с этим лицом, если из установленных судом обстоятельств следует, что усыновление позволяет юридически оформить эти отношения и отвечает интересам ребенка.
Судебные акты по делу супругов-заявителей подлежат пересмотру в установленном порядке. Постановление КС не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения.