Мария Ивойлова, адвокат юридической компании «Хренов и партнеры»:

«В постановлении Конституционный суд указывает, что право взыскателя требовать возвращения исполнительного листа должно реализовываться им разумно, вследствие чего общий срок на предъявление исполнительного листа к исполнению, прерываемый по собственной инициативе взыскателя, должен составлять не более трех лет в совокупности, не считая времени, когда исполнительное производство фактически велось.

Это создает определенность для обеих сторон исполнительного производства.
В первую очередь для должника, ведь он теперь застрахован от недобросовестных действий взыскателя, который более не может по собственной инициативе и в отсутствие объективных причин продлить срок предъявления исполнительного документа к исполнению.

С другой стороны, постановление КС, безусловно, дисциплинирует взыскателей, которые будут понимать, что их право на предъявление исполнительного листа к исполнению не бессрочно, а ограничено трехлетним сроком вне зависимости от количества возвращений исполнительного документа, а продление этого срока возможно лишь по объективным причинам, но не по собственной инициативе взыскателя.

Важно подчеркнуть, что на ситуации, когда возвращение исполнительного документа вызвано не инициативой взыскателя, а иными обстоятельствами, например, отсутствием у должника денежных средств и имущества, на которое может быть обращено взыскание, регулирование постановления КС не распространяется».

Получать уведомления от «Legal.Report»