$ 65.67

€ 74.94

Мосгорсуд взвесил тяжесть президентских поручений

Новости29.05.2017
29.05.20171744

Мосгорсуд рассмотрел три дела экс-сотрудников Минэкономразвития, которых ведомство уволило, на их взгляд, незаконно. Двоим из них не удалось убедить судей вернуть им работу, третий же после неудачи в первой инстанции договорился о мировом соглашении, которое будет исполнено "задним числом".

Мировое соглашение, которое прокурор счел незаконным

Максим Романов работал в МЭР начальником отдела инфраструктуры и инноваций департамента инновационного развития. Его уволили с госслужбы в связи с утратой доверия в августе прошлого года. Как утверждает ведомство, виной тому недельная просрочка подачи декларации. Романов же уверял, что это случилось из-за плохо работающего сайта ведомства. 

Несмотря на скромную по меркам ведомства зарплату в 125 000 руб., должность обязывала Романова представлять сведения о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также такие же сведения о супруге и несовершеннолетних детях. Однако он не сделал этого до 30 апреля 2016 года. В ходе проверки, которую начали в отношении Романова в июне, выяснилось, что он подал сведения о доходах лишь 6 мая 2016 года. Он объяснил это тем, что 29 апреля не смог получить справку 2-НДФЛ о доходах за 2015 год в личном кабинете на портале Минэкономразвития. Ведомство созвало комиссию по соблюдению требований к служебному поведению федеральных госслужащих и урегулированию конфликта интересов, которая 11 августа 2016 года рекомендовала уволить Романова в связи с утратой доверия, что и было сделано на следующий же день.

В Тверском районном суде Романов попытался оспорить увольнение, требуя 499 526 руб. зарплаты за четыре месяца, а также компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб. Но суд решил, что Романов должен был заранее и своевременно принять надлежащие меры для получения всех необходимых документов для декларации. Кроме того, согласно предоставленным в материалы дела распечаткам сообщений, отправленных Романову департаментом обеспечения деятельности министерства, с января 2016 года ему не раз предлагалось ознакомиться в том числе со справками 2-НДФЛ и подготовить справки о доходах, расходах, имуществе и имущественных обязательствах за 2015 год. Романов не был лишен возможности получить необходимые справки заранее и представить в установленные законом сроки с января 2016 года, решил суд.

Романов утверждал, что его должность вообще не должна входить в перечень тех, при замещении которых нужно представлять декларацию о доходах. Кроме того, он жаловался на неправомерность состава комиссии. Однако со всеми его жалобами суд первой инстанции не согласился. Романов направился в апелляцию. Исход был неожиданным: в заседании стороны заявили о намерении заключить мировое соглашение. Романов обещал отказаться от материальных требований, а Минэкономразвития, в свою очередь, отменить приказ от 12 августа и восстановить Романова на службе, при этом предоставив ему отпуск без сохранения заработной платы, и уволить его задним числом 19 марта этого года. Судьи поинтересовались, почему указана именно эта дата, на что Романов ответил, что со следующего за ней дня работает в другом месте. 

– Ответчик признает свою ошибку и восстанавливает меня на службе без финансовых обязательств. Мне необходимо оставаться государственным служащим, – пояснил суду Романов.

Однако для судей и прокурора осталось неясным, почему мировое соглашение составлено так сложно и почему нельзя было просто "переписать" приказ от 12 августа на 19 марта и изменить формулировку на увольнение по собственному желанию. Из-за этого в суде завязалась дискуссия. Прокурор заявил, что такое соглашение незаконно, так как составлено спустя два месяца после описываемых в нем событий. Он признал, впрочем, что права третьих лиц соглашение не нарушает, и потому против его утверждения не возражал. В итоге суд соглашение утвердил.

Пострадал за президента?

Бывшего начальника отдела регулирования и международного сотрудничества в сфере малого и среднего предпринимательства Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Левана Минейкина уволили со службы за уменьшение сведений о доходах в 10 раз.

Как следует из материалов суда первой инстанции, в справке о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера за 2014 год доход чиновника по основному месту работы составил 126 000 руб., тогда как по данным ФНС России он составил 1,1 млн руб. Минейкин пояснил, что эти данные о доходе внес в справку по ошибке, так как в момент заполнения данных о доходах у него не было справки 2-НДФЛ, и потому он сам примерно посчитал заработную плату. Кроме того, в доходах его супруги за 2014 год он указал 134 000 руб., за 2015 год – 0 руб., однако по данным ФНС ее доход за 2014 год составил 551 000 руб., а за 2015 год – 171 000 руб. Здесь Минейкин сказал, что с мая 2014 года его жена находится в отпуске по уходу за ребенком. Сумма, указанная в справке о доходах жены за 2014 год, неточная, поскольку справка 2-НДФЛ отражала данные по зарплате только за три месяца, при этом не учтены ежемесячные выплаты на ребенка по месту работы супруги и государственные пособия, говорил он. Также он указал, что площадь его дома составляет 120 кв. м, в то время как по данным реестра – 203,6 кв. м. Чиновник пояснил, что это фактическая площадь дома, а та – первоначальная, и дом перестраивался. Процедура переоформления была начата, но не завершилась. Минейкин, кроме прочего, указал неверные суммы на счетах в банке. 

Неверные сведения нашли в его декларациях за 2013-2015 годы. Минейкин работал в ведомстве с 2012 года. Уволили его в один день с Романовым – и тоже по причине утраты доверия. Чиновник решил оспорить проверку от марта 2016 года, на основании которой сделаны такие выводы. Помимо возвращения работы, он требовал 5327 руб. за каждый день вынужденного прогула, а также компенсацию морального вреда в 50 000 руб. Однако суд решил, что порядок и сроки проведения проверки не нарушены, состав комиссии соответствовал всем требованиям. Тогда Минейкин отправился в апелляцию. Как он говорил в суде, эта проверка совершена по обращению его подчиненного-недоброжелателя. Тот утверждал, что у Минейкина есть судимость, но ее не нашли. Проверку проводили на незаконных основаниях, сделал вывод чиновник.

– Что мешало вам указать верные сведения в декларации? – спросила Минейкина судья. 

– У меня высокая загрузка на рабочем месте… Когда у тебя на одной чаше весов поручение президента, а на другой – декларация, все-таки предпочтение отдается первому, – высказался чиновник.

– В один день все это было?

– Я могу представить суду свою нагрузку…

– Давайте вы не будете рассказывать нам о нагрузке, – прервала его судья. – Такой в Минэкономразвития документооборот, что невозможно служащему подать верные сведения о доходах?

– Уважаемый суд, это все субъективно, все всегда возможно… –  замялся Минейкин. – Я все сделал, но допустил некие ошибки.

Впрочем, чиновник безуспешно доказывал, что для его ошибок увольнение – слишком суровое наказание. Суд с ним не согласился и отказал в жалобе.

Отцовский контракт

Еще у одного чиновника причины увольнения были более прозаичными. Хамау Ибрагимов с 2002 года работал в Минэкономразвития ведущим консультантом департамента корпоративного управления. В 2014 году он достиг предельного возраста пребывания на гражданской службе – 60 лет, и в конце 2015 года с ним заключили годовой служебный контракт до 14 ноября 2016 года. А в марте Ибрагимов ушел в отпуск по уходу за ребенком до января. 10 ноября 2016 года служебный контракт с ним расторгли. Экс-сотрудник посчитал, что увольнение в период нахождения в отпуске по уходу незаконно. Однако суд первой инстанции решил, что предоставление истцу отпуска по уходу за детьми срок действия служебного контракта не изменяет, неоднократное продление и перезаключение служебного контракта на определенный срок в связи с достижением служащим предельного возраста пребывания на гражданской службе основанием признания служебного контакта заключенным на неопределенный срок не является. С этим решением согласился и Мосгорсуд.

Теги: