Мосгорсуд заставил МВД расплатиться за Mazda 6, украденную у полиции из-под носа

Судебный репортаж30.11.2020
30.11.2020  19001
Фото: car.info

Мосгорсуд рассмотрел иск автовладельца, чья машина была похищена после передачи на ответственное хранение МВД в качестве вещдока. Суд первой инстанции отказался компенсировать ущерб. Однако МГС отменил это решение и принял по делу новое.

В 2019 году Андрей Негудин (фамилия изменена) обратился в Замоскворецкий суд Москвы с иском к МВД России. Со слов истца, еще в марте 2015 года он узнал, что принадлежащая ему Mazda 6 похищена со специализированной стоянки в Подмосковье. Ранее машина числилась в угоне и была задержана ДПС ГИБДД, с признаками подделки идентификационного номера.

Постановлением отделения дознания ОМВД по Можайскому району автомобиль отправили на одну из спецстоянок ООО «Оператор специализированных стоянок Московской области» (ОСС МО). Впоследствии она была ликвидирована, а сама фирма обанкротилась. При этом, как пояснил Негудин, сотрудники МВД неоднократно сообщали ему, что Mazda перемещена в другое место. Однако машину так и не вернули. В итоге Негудин написал заявление уже в московскую полицию. Ее сотрудники не смогли установить местонахождение Mazda и возбудили уголовное дело по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ (кража в крупном размере).

Впрочем, машина так и не нашлась, и Негудин решил получить компенсацию от государства через суд. В иске мужчина утверждал, что автомобиль утрачен в связи с бездействием работников МВД РФ. А ущерб, равный стоимости Mazda, составил 602 тыс. рублей.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что охрана автомобиля не входила в компетенцию ответчика. Обязанности хранителя, установленные законодательством, были возложены соответствующим соглашением на ООО «ОСС МО». Причинная связь между действиями (бездействием) должностных лиц органов внутренних дел и наступлением вреда в данном случае отсутствует, указал суд. Также был сделан вывод, что убытки, понесенные истцом в результате утраты автомобиля, находятся в причинно-следственной связи с преступлением, предусмотренным пунктом «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, совершенным в отношения имущества истца.

Кроме того, суд поддержал позицию представителей МВД о пропуске истцом трехлетнего срока исковой давности, который начался с того момента, как истцу стало известно о пропаже машины, то есть в 2015 году. В итоге Замоскворецкий суд отказался удовлетворять иск.

Негудин обжаловал это решение. В жалобе он сослался на то, что передача компетентным органом вещественного доказательства на хранение третьему лицу не освобождает Российскую Федерацию от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения федеральным органом надлежащего хранения изъятого имущества. Мосгорсуд с этим согласился и отменил решение суда первой инстанции.

Судебная коллегия МГС пришла к выводу, что истец лишился своего имущества по вине сотрудников МВД. А течение срока исковой давности началось с момента возбуждения московской полицией уголовного дела о краже — то есть с момента «фактически и юридически установленного обстоятельства утраты имущества».

В пользу Негудина с МВД России за счет средств казны была взыскана стоимость похищенного автомобиля.

Комментарии

0