МВД попросило ограничить излишнее любопытство адвокатов

Новости17.07.2020
17.07.20202811

МВД России заявило о сложившейся практике злоупотреблений со стороны уголовных адвокатов при использовании права на адвокатский запрос. По мнению силового ведомства, отдельные защитники таким образом пытаются нарушить следственную тайну. Совет Федеральной палаты адвокатов РФ подготовил ответ, из которого следует, что любой адвокатский запрос является легитимным, пока обратное не доказано в рамках дисциплинарного производства.

Обращение за подписью заместителя начальника Следственного департамента МВД РФ генерал-майора юстиции Олега Даньшина поступило в ФПА 17 июня этого года. Высокопоставленный представитель полицейского следствия интересовался пределами возможного использования права на адвокатский запрос. Основанием стали поступающие в органы предварительного следствия территориальных органов МВД адвокатские запросы о предоставлении информации, которая, по мнению Даньшина, может представлять собой данные о проводимом расследовании. В качестве примера генерал привел запрос адвоката Александра Коцюбы в Следственный департамент МВД России. Защитник запросил сведения, касающиеся внутренней переписки между подразделениями министерства. В частности, о допросе свидетелей по уголовному делу, датах и адресате направления запроса о допросе этих свидетелей в компетентные органы другого государства.

В ответе за подписью вице-президента ФПА Геннадия Шарова указывается, что в соответствии со ст. 6 закона об адвокатской деятельности адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти и иных организаций. Законодатель предусмотрел только два ограничения при определении круга сведений, которые адвокат вправе собирать с использованием права на адвокатский запрос, напоминает Даньшину ФПА. Это информация с ограниченным доступом и сведения с особым порядком их предоставления.

Цель, для которой адвокат истребует информацию с помощью адвокатского запроса, известна только самому адвокату и его подзащитному. Любая информация может быть использована как доказательство, обосновывающее позицию защиты. По формальным признакам адресата и существа поставленного адвокатом вопроса невозможно опровергнуть цель собирания адвокатом доказательств для обоснования правовой позиции по делу, отмечается в письме.

Запрос, подготовленный адвокатом, соответствует требованиям законодательства и корпоративных норм, и на него должен быть дан соответствующий письменный ответ, разъясняет Совет ФПА свой общий подход к обозначенной представителями следствия проблеме. Добросовестность адвоката, в том числе в отношении надлежащей реализации права на запрос сведений, презюмируется, пока в рамках дисциплинарного производства не доказано иное.