$ 65.67

€ 74.94

На умершего инвалида пытались «повесить» тридцатимиллионный долг

Судебный репортаж19.08.2016
19.08.20162312

Москвич Игорь Нехлюдов едва не лишился недвижимости в центре столицы, которая досталась ему в наследство от умершего брата. Сам Нехлюдов уверен, что мошенничество, жертвой которого он мог стать, происходило под эгидой адвокатской конторы «Калинин, Трач и Партнеры». Впрочем, последняя свою причастность к этому делу отрицает.

Брат Игоря Нехлюдова математик Юрий Хотимский был инвалидом с детства, страдал от полиомиелита и последние несколько лет перед смертью, случившейся в 2013 году, не выходил из трехкомнатной квартиры на Большой Грузинской улице. После кончины родственника Нехлюдов обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Однако обнаружил, что с таким же заявлением обратился еще один человек. Он являлся тезкой его умершего брата (отличались лишь отчества) и выдавал себя за его родственника. Дело дошло до суда, где, по словам Нехлюдова, ни Хотимский, ни представлявший его юрист Михаил Степанов из адвокатской конторы «Калинин, Трач и Партнеры» «не представили никаких доказательств, подтверждающих родство с умершим». В итоге Нехлюдов дело выиграл, однако на этом его неприятности не закончились.

В августе 2015 года, после получения долгожданного свидетельства о праве наследования квартиры, Нехлюдов обнаружил, что у нее есть обременение. Все процедуры по оформлению пришлось прекратить из-за иска, поданного в суд еще одним незнакомым Нехлюдову человеком Анатолием Науменко. «Якобы за полгода до смерти брата он дал ему в долг 12 млн рублей под проценты, превышающие банковские. Без залога. На данный момент долг вырос до 30 млн руб», — говорит Нехлюдов. Эта сумма примерно соответствует рыночной цене спорной квартиры на Большой Грузинской улице площадью 91,5 кв метра.

В договоре займа было указано, что в случае спора данное дело должно рассматриваться в Химкинском районном суде, где зарегистрирована «Калинин, Трач и Партнеры». Нехлюдов обратился туда, требуя признать договор незаключенным. Интересы Науменко на процессе, согласно документам, представлял все тот же Михаил Степанов.

В разговоре с корреспондентом L.R глава адвокатской конторы Владимир Калинин, а также сам Степанов отрицали тот факт, что могли принимать участие в каких-то мошеннических схемах. Кроме того, по словам Степанова, он даже не знает, о каком деле идет речь, и не помнит человека по фамилии Науменко.

В первой инстанции, в Химкинском районном суде, Степанова действительно не было, говорит Нехлюдов. Однако его имя было в доверенности так же, как имена еще нескольких адвокатов из «Калинин, Трач и партнеры» (копии доверенностей есть у Legal.Report). 

В суд оригинал договора займа представлен не был. А представленная копия, как уверяет Нехлюдов, — подделка. В подтверждение этого у него есть заключение бюро судебной экспертизы Минюста. Кроме того, говорит Нехлюдов, «Калинин, Трач и Партнеры» предоставили в суд выписку из ЕГРП, из которой следовало, что у квартиры есть обременение. Однако Управление Росреестра по Москве в ответ на запрос сообщило, что такой выписки не выдавало (есть у Legal.Report).

Нехлюдов уже обращался в УМВД по г. Москве и в СУ СКР по г. Москве с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества и использования подложных документов. Первоначально ему было в этом отказано. Однако решение отменено прокуратурой, и сейчас ведется дополнительная проверка.

В любом случае, как утверждает Нехлюдов, Науменко — «чужой» человек для него и его семьи, и нет никаких причин, по которым его брат-инвалид мог бы взять у него деньги в долг. С этим согласился как Химкинский суд, так и Московский областной суд. Они не признали договор займа заключенным.