«Никакого ущерба городу не было нанесено». Свидетели подтверждают позицию защиты мэра Томска

Новости26.10.2021
26.10.2021  4079
Иван Кляйн (слева). Фото: Валерий Доронин

Попытка доказать нанесение ущерба при продаже земельного участка дочери мэра рассыпается в Советском суде Томска, где продолжается процесс над мэром города Иваном Кляйном. Напомним, градоначальник обвиняется в том, что он якобы из корыстных побуждений, в интересах своей дочери превысил должностные полномочия, лично подписав постановление «О предварительном согласовании предоставления земельного участка по адресу г. Томск, ул. Пастера 44/2». Обвинение считает, что действия Кляйна привели к подрыву авторитета и дискредитации органа местного самоуправления в глазах общества, нарушили права граждан на приобретение в собственность земельных участков, а также причинили ущерб муниципальному образованию «Город Томск» в сумме около 180 тыс. рублей. Стороне защиты по-прежнему непонятно, каким образом обвинение может настаивать на умысле их подзащитного. Очевидно, что о порядке принятия и регистрации заявлений граждан мэр не был осведомлен, незаконных поручений не давал. А обвинять Кляйна в том, что он стремился сэкономить своей дочери 180 тыс. рублей семейного бюджета, на фоне масштаба благотворительной деятельности семьи «просто несерьезно», считают защитники. Подписание мэром постановления не выходило за пределы полномочий, предоставленных ему ст. 35 Устава города Томска и Земельным кодексом РФ, о чем из раза в раз говорят свидетели в ходе судебных заседаний в суде.

Лакомый кусочек без инженерных сетей

Допрошенный в суде свидетель Владимир Брюханцев, работавший в 2015 году начальником департамента городского хозяйства администрации Томска, четко дал понять, что «руководствовался в работе только положением о департаменте и принципами добросовестной работы». Он категорически отрицал влияние третьих лиц и своего руководства на решения, которые принимал, будучи чиновником, в частности на решения по земельному участку на ул. Пастера, 44/2.

Брюханцев отвечал за согласование образования земельных участков с точки зрения отсутствия на выделяемых участках каких-либо коммуникаций — инженерных сетей. Он изучал все 11 участков, которые были образованы на ул. Пастера. По словам свидетеля, при согласовании участка на ул. Пастера, 44/2 никаких инженерных сетей не выявили, документ был согласован. Адвокат мэра Андрей Гривцов поинтересовался, получал ли Брюханцев какие-либо указания и просьбы относительно конкретного участка, расположенного по этому адресу.

— Нет, не получал, — с удивлением отреагировал Брюханцев. Он охарактеризовал мэра как «делового, честного, добросовестного человека».

Законная цена. Надел второй линии не нарасхват

Еще один свидетель обвинения — начальник департамента управления муниципальной собственностью администрации Томска Наталья Бурова — заявила суду, что в 2015 году активность по продажам земельных участков на улице Пастера была невысокой.

— У департамента архитектуры возникла сложность с реализацией участков по улице Пастера, — рассказала свидетельница. — Было реализовано четыре из одиннадцати участков. Пока действовала оценка, участки стояли на продаже, но их никто не купил.

Бурова отметила, что «если участки и были интересны покупателям, то как раз собственникам смежных участков», но и они не торопились с покупкой.

Адвокат мэра Лариса Шейфер выяснила у свидетеля следующий факт: несколько собственников соседних участков купили земельные участки на улице Пастера, на второй линии без торгов с предварительным согласованием. То есть абсолютно на тех же условиях, что и дочь мэра, но по цене вдвое меньше, чем заплатила Светлана Кляйн. Свидетель пояснила, что эти лица обратились в суд, была назначена судебная экспертиза и в судебном порядке установлена цена выкупа участков в два раза меньше кадастровой стоимости. Дочь мэра, в отличие от других покупателей, в суд не пошла, приобретя участок фактически по рыночной цене — в два раза дороже.

Бурова считает проведенную оценку спорного участка, согласно которой Светлана Кляйн его приобрела, честной и законной. Требований руководства города о снижении стоимости участка на ул. Пастера, 44/2 она не получала.

— Кем выносилось постановление о выделении земельного участка? — поинтересовалась сторона обвинения.

— Мэром, кем же еще оно может быть вынесено? — искренне удивилась свидетель.

— Постановление выносится до или после заседания комиссии? — продолжал прокурор.

— Постановление выносится уже после того, как пройдет публикация, на публикацию никто не откликнулся, ДАиГ [департамент архитектуры и градостроительства] подготовит проект постановления о предоставлении земельного участка, — объяснила Бурова законный порядок предоставления участка без проведения торгов.

На прямой вопрос суда, был ли нанесен ущерб бюджету города при продаже земельного участка на ул. Пастера, 44/2, Бурова ответила четко: «Земельный участок был продан по той цене, по которой нужно было его продать по требованию закона, никакого ущерба городу не было нанесено. Кстати, два земельных участка не реализованы до сих пор, хотя бюджет города понес расходы по их формированию».

Работу мэра свидетель оценила высоко и отметила его трудолюбие на посту градоначальника. В делах «Томского пива» Кляйн не участвовал, добавила Бурова.

«Тонкая» вторая линия. Нет вреда, нет преступления

После неудачных попыток прокурора опровергнуть позицию свидетеля Буровой на трибуну пригласили частнопрактикующего оценщика Юлию Доценко, которая рассказала суду об особенностях второй линии. Свидетель сообщила, что ранее оценила рыночную стоимость спорного земельного участка на ул. Пастера, 44/2 в 740 тыс. рублей, так как там, в отличие от первой линии, нет электричества, газа, водоснабжения и сквозных проездов.

По словам Доценко, земля оценивалась методом сравнительного подхода: было подобрано три похожих участка. «Я сделала выборку из ближайших участков. Использовалась цена предложения из открытых источников», — пояснила она.

Кстати, оценщик с семьей мэра не знакома. Она практикует 20 лет и уверена в результатах. Нельзя не обратить внимание и на такой факт, что специалист определил рыночную стоимость участка в размере 740 тыс. рублей, а Светлана Кляйн выкупила его за 738 500 рублей, фактически по рыночной цене. Цена продажи на открытых торгах, очевидно, составила бы пресловутые 740 тыс., однако рассчитывать на потенциальных покупателей не приходилось. Во всяком случае, опубликованное извещение не привлекло желающих.

«Работает — и работает»

В суде также был допрошен начальник управления информатизации и муниципальных услуг администрации Томска Михаил Счастный. Он занимается развитием информационных ресурсов администрации, центра обработки данных, компьютеров и телефонии. Также в ведении главы управления находится сайт горадминистрации. Отметим, что Счастный участвовал в следственных действиях ФСБ — предоставил доступ следователям к сайту и указал имя сотрудника, разместившего объявление о продаже участка.

В ходе допроса адвокат Шейфер продемонстрировала свидетелю документ — экранную копию страницы системы документооборота.

— Что означает дата 12.05.2015 г. вот в этом окошке? — спросила Шейфер.

— Это реквизит входящего документа, каким номером и датой он зафиксирован, — ответил Счастный.

— То, что первые операции по обращению были 13 мая, имеет какое-либо значение? — уточнила адвокат.

— Я не знаю, — ответил свидетель.

— Понятно, — резюмировала защитник.

Не уникальная ситуация

То, что не было нарушения закона, подтвердили в суде еще два свидетеля. Председатель комитета по управлению земельными ресурсами департамента по управлению государственной собственностью Томской области Анна Горшкова рассказала о нюансах процедуры предоставления гражданам участков для ИЖС.

— Если земельный участок уже сформирован, поставлен на кадастровый учет, тогда лица обращаются за предоставлением участка. Когда не поставлен, то за предварительным согласованием, — объяснила свидетель. Горшкова уточнила, что в случае Светланы Кляйн участок еще не стоял на кадастровом учете.

В свою очередь Алексей Костецкий, в 2015–2017 годах занимавший должность начальника департамента правового обеспечения Томской администрации, рассказал о работе двух комиссий — по предоставлению земельных участков и по землепользованию и застройке. В работе последней участвовали его подчиненные.

— Эта комиссия была создана в 2011 году, и до внесения изменений в Земельный кодекс она имела какой-то смысл, а потом стала просто как чемодан без ручки, — пояснил суду свидетель. — После 1 марта 2015 года рассмотрение вопросов на комиссии было не вопросом права, а вопросом привычки.

Костецкий сообщил суду, что после 1 марта 2015 года в соответствии с новым Земельным кодексом РФ земельные участки стали предоставляться как на торгах, так и посредством процедуры предварительного согласования предоставления земельного участка. Она касалась тех участков, которые не стояли на кадастровом учете. Если администрация уже утвердила схему расположения участка для выставления его на торги, то это не является препятствием для рассмотрения заявления о предварительном согласовании.

— Гражданин мог прийти за день до публикации объявления о торгах, сказать «хочу» и запустить процедуру предварительного согласования. Желание администрации провести торги до опубликования информации о торгах оставалось желанием администрации, — объяснил механизм Костецкий.

В свою очередь Иван Кляйн уточнил, получал ли Костецкий лично от него, мэра, какие-либо указания, которые могли бы показаться незаконными.

— Подписывая постановления в 2015–2016 годах, в том числе о продаже земельного участка Светлане Ивановне [Кляйн], я действовал в рамках полномочий? — обратился к свидетелю мэр.

— Да! — без колебаний ответил Костецкий.

— За период нашей совместной работы я давал вам хоть одно незаконное указание, касающееся моей семьи, завода «Томское пиво», меня лично? — продолжал Кляйн.

— Нет, не было такого!

Свидетель отверг предположение о каком-либо давлении на него при рассмотрении заявления дочери мэра, отметив, что ситуация с предварительным согласованием предоставления ей земельного участка не была уникальной. Решение о предварительном согласовании принимается путем утверждения схемы участка. Если схема уже была утверждена — возникает вопрос коллизии. Это вопрос правоприменительной практики.

— Если бы отменили старую схему и утвердили новую, было ли бы это неправильно? — уточнила защита мэра.

— Нет, не было, — ответил Костецкий. — Это все равно что обсуждать вопрос, уехали бы вы на автобусе, если бы зашли в переднюю, а не в заднюю дверь. На результате это бы не сказалось.

Как пояснил экс-глава правового департамента, подготовка схемы земельного участка является обязанностью органа местного самоуправления, если иное не предусмотрено законодательством. Это прямо предусмотрено законом, уточнил свидетель, отвечая на вопрос мэра.

— А нас вчера Анна Александровна [Касперович] убеждала, что законом этот вопрос не урегулирован, — заметил Кляйн.

О том, как проходил допрос Анны Касперович, ключевого свидетеля по делу мэра Ивана Кляйна, мы расскажем в следующих репортажах по итогам всех заседаний с ее участием.

Теги:
    Комментарии

    0