Николай Сергеевский: юрист, пытавшийся спасти самодержавие

Мнения20.10.2016
20.10.20163289

Legal.Report продолжает публикацию материалов о выдающихся российских юристах и общественных деятелях. Эта статья о Николае Дмитриевиче Сергеевском (1849-1908 гг.), внесшем огромный вклад в развитие отечественного уголовного законодательства. Он также известен как убежденный монархист, считавший, что для России не подходят «парламентарно-конституционные формы государственного устройства по западноевропейским образцам».
 

Стипендиат «из капитала Демидова»

 

Николай Сергеевский появился на свет 4 (16) октября[1] 1849 года в своем родовом имении – селе Болчино Псковской губернии, в семье мирового посредника. Окончив в 1868 году Псковскую гимназию с золотой медалью, Николай поступил учиться на юридический факультет Петербургского университета, где увлекся изучением уголовного права под руководством знаменитого криминалиста Николая Таганцева. Получив по окончании университета в 1872 году степень кандидата прав, Сергеевский был оставлен на факультете в качестве магистранта «для приготовления к профессорскому званию по кафедре уголовного права, со стипендиею из капитала Демидова»[2].

Будучи магистрантом, Николай Сергеевский приступил к преподаванию в петербургских гимназиях. Однако вскоре ему пришлось сменить место жительства и службы: в ноябре 1874 года начинающий ученый был назначен исправляющим должность доцента Демидовского юридического лицея по кафедре уголовного права. Сергеевский активно включился в работу: читал лекции, принимал экзамены, составлял подробные отзывы на рассуждения студентов, представленные для получения степени кандидата[3]. Он даже издал, спустя всего два месяца после начала службы в лицее, часть собственного курса лекций.

В лицее Сергеевскому поручили преподавание сначала курса уголовного судопроизводства, а затем и курса уголовного права. В своей вступительной лекции, состоявшейся 27 ноября 1874 года, ученый отмечал особое значение института уголовного процесса для деятельности всей государственной системы: «Мы должны признать, 1) что отправление уголовного правосудия составляет обязанность государства; 2) что преследование преступлений должно начинаться от лица государства самостоятельно, без всякого отношения к воле лиц частных; 3) что государство, в каждом отдельном случае, должно стремиться к отысканию материальной истины, а посему должно от себя употреблять все средства к раскрытию факта и признанию вины»[4].

Исследование Николая Сергеевского, составленное им по материалам лекций и посвященное суду присяжных, вышло из печати в 1875 году. Автор утверждал, что, в отличие от иностранных государств, «в России суд присяжных не является ни плодом жизни русского народа, ни результатом борьбы народа с правительством; он есть нововведение, подражание, но политический элемент борьбы ему чужд: он дан монаршей волей без ограничения монарших прав, дан с единственной целью улучшить правосудие, введя в него живой, народный элемент как необходимое условие правильной уголовной юрисдикции»[5].
 

Западный опыт

В октябре 1876 года Николай Сергеевский подал руководству лицея прошение о предоставлении ему заграничной учебной командировки сроком на полтора года. Последняя потребовалась ученому «во-1-х, для ознакомления с методом и приемами преподавания в заграничных университетах; во-2-х, для исследования некоторых специальных вопросов уголовного права и судопроизводства, связанных с практикой суда присяжных; в-3-х, для ближайшего ознакомления с ходом новейших законодательных работ в Германии; и, наконец, в-4-х, для окончательной обработки материалов для диссертации на степень магистра»[6].

Командировка Сергеевского в страны Западной Европы состоялась в 1877-1878 годах. Здесь он посещал лекции известного криминалиста, профессора Карла Биндинга в Лейпцигском университете, а также лекции приват-доцента кафедры уголовного права и процесса Юлиуса Варги в университете австрийского города Граца. Одновременно русский ученый работал над своей магистерской диссертацией «О значении причинной связи в уголовном праве», которая к моменту возвращения на родину была уже готова.

Сергеевский подчеркивал, что проблема установления непосредственной связи между действиями обвиняемого в совершении преступления и наступившими в их результате последствиями имеет большое значение для уголовного права. Автор отмечал, что «причиной в смысле уголовного права должно считаться такое действие, которое, во-первых, является причиной, в общем смысле, для запрещенного явления, а во-вторых, совершалось при возможности предвидения этого явления как последствия»[7].

Защита диссертации состоялась в мае 1879 года в Петербургском университете. На диспуте выступали видные ученые-криминалисты: профессор Николай Таганцев и профессор Иван Фойницкий – в качестве официальных оппонентов от университета, профессор Военно-юридической академии Александр Неклюдов – как неофициальный оппонент. Высказав определенные замечания как к общему содержанию работы, так и к некоторым выводам автора, оппоненты указали на пользу и большое значение работы Сергеевского для науки уголовного права[8].

Возобновив преподавательскую деятельность в Демидовском лицее, Николай Сергеевский составил подробную программу по уголовному праву для студентов[9]. В 1882 году ученый издал также сборник судебных казусов для практических занятий по уголовному праву. Настаивая на важности практических занятий для учебного процесса, Сергеевский писал, что «применение общих положений к отдельным случаям, взятым из жизни, представляет собой довольно важный момент в преподавании юридических наук: здесь, во-первых, лучше всего выясняется действительное значение и содержание общих положений, во вторых, более чем где-нибудь, вырабатывается строгое юридическое мышление»[10].
 

Докторская диссертация

Впрочем, на этот раз преподавал Николай Сергеевский в лицее совсем недолго. Уже в 1882 году он получил предложения перейти на службу в столичные учебные заведения: Военно-юридическую академию, Петербургский университет и Александровский лицей. С сентября этого года он начал преподавать в академии и лицее, а в ноябре – занял также должность доцента юридического факультета в родном университете. В лицее и университете он заменил ушедшего в отставку профессора Таганцева[11].

В своей вступительной лекции в Петербургском университете Николай Сергеевский рассмотрел вопросы развития российского уголовного законодательства. В 1881 году по распоряжению Александра III была образована комиссия по составлению проекта нового Уголовного Уложения, в состав которой входили высокопоставленные чиновники и известные ученые, в том числе все три оппонента по магистерской диссертации Сергеевского. Приветствуя намерение правительства реформировать законодательство, он подчеркивал: «Современное общество убеждено в необходимости жить по закону; в подчинении закону и строгом соблюдении его мы видим лучшую гарантию порядка и гражданской свободы… Законодательная деятельность представляется современному русскому образованному человеку общим делом, интересующим всех и каждого». Лектор призывал законодателей в своей работе не только опираться на научные достижения, но и учитывать народные обычаи: «составитель уголовного закона должен обратиться к господствующим обычаям и заимствовать из них свое определение. Обычаи дают здесь богатый материал»[12].

В предложениях, направленных в данную комиссию, Сергеевский резко критиковал сложившуюся в России уголовно-исправительную систему, отмечая, что она «в действующем праве осталась лишь на бумаге, а в действительной жизни привела к полному разложению и, скажем даже, к деморализации уголовной юстиции, благодаря именно несоответствию сложной системы с однообразием и скудостью наличных сил и средств в обществе»[13]. Ученый предлагал упростить ее, сократив количество видов лишения свободы.

Помимо преподавательской работы, Сергеевский активно занимался и научной деятельностью. Он стал председателем уголовного отделения Юридического общества при университете, где совместно с коллегами работал над предложениями по реформе уголовного законодательства, активно сотрудничал в юридических журналах. В центре внимания ученого находились вопросы истории отечественного уголовного права. Результаты проведенных исследований были обобщены в его докторской диссертации «Наказание в русском праве XVII века».

Отмечая жестокость применяемых наказаний, в том числе широкое распространение смертной казни, автор объяснял это слабостью государства в допетровской России. «В государстве, нетвердо еще сложившемся, всякое колебание опасно, и государственная власть, если уже имеет достаточно для того силы, должна прибегать к энергичнейшим мерам для внушения и поддержания уважения к закону; другими словами: наказания должны быть тяжкие»[14].

Суждения, высказанные ученым в данной работе, были восприняты многими его коллегами как оправдание наиболее неприглядных сторон государственной жизни и даже как призывы к перенесению жестокой системы наказаний в современную Россию. Диссертация, опубликованная еще до ее официальной защиты, вызвала многочисленные критические отзывы. Так, профессор Иван Фойницкий, отмечая такие достоинства труда, как обращение к малоизученной теме и обширность используемого материала, тем не менее был категорически не согласен с автором в его основных тезисах. Рецензент писал: «С огромною осторожностью наука должна относиться и к выдвинутию иных практических интересов на первый план карательной деятельности: плохую службу сослужит она правительству провозглашением их исключительности и даже преимущества перед моральными интересами государства»[15].

Докторская диссертация Сергеевского, по его собственным подсчетам, получила в печати девятнадцать рецензий, из них одиннадцать – отрицательных. Отвечая всем критикам, он заявлял: «Стоя на почве чисто исторического исследования, я старался говорить так, как мог бы говорить перед нами человек XVII века… Не одобрять я стремился – это слово представляется мне даже неудобным в оценке исторических явлений, – а найти действительный смысл и источники этих явлений»[16].

Защита диссертации проходила в мае 1888 года в Петербургском университете в присутствии многочисленной публики. Официальными оппонентами были профессора Иван Фойницкий и Василий Сергеевич, а в качестве неофициального выступил известный адвокат Владимир Герард. Дополнив уже высказанные критические замечания, оппоненты тем не менее отметили «солидные достоинства» диссертации. Соискатель был удостоен степени доктора уголовного права[17].

Государственный деятель

Почти за год до этого события, в июле 1887 года, Николай Сергеевский был утвержден министром народного просвещения в должности декана юридического факультета Петербургского университета сроком на четыре года, но уже в ноябре покинул этот пост, согласно своему прошению[18]. Причины такой скорой отставки остались неизвестны.

Во второй половине 1880-х годов Сергеевский трудился над учебником уголовного права. Появившись впервые из печати в 1887 году, он неоднократно переиздавался в последующем. «Наука уголовного права, – писал автор, – есть одна из наук юридических, имеющих своим предметом то явление государственной жизни, которое мы называем преступлением и наказанием… Наука уголовного права служит практической цели – дать руководство к правильному пониманию и применению, критике и составлению уголовного закона»[19].

В 1894 году Николай Сергеевский был приглашен на государственную службу, где его опыт и знания намеревались использовать в законотворческой деятельности. Он стал сначала помощником статс-секретаря Государственного совета, а затем – членом консультации при министерстве юстиции и редактором ведомственного журнала. Уже в следующем году ученый получил повышение, став исправляющим должность статс-секретаря[20] Государственного совета – управляющего отделения Свода законов Государственной канцелярии. В связи с возросшей служебной нагрузкой ученый прекратил преподавание в Военно-юридической академии и Александровском лицее. В 1901 году Сергеевский в звании заслуженного профессора уволился также и из Петербургского университета[21].

По воспоминаниям его сослуживца Александра Стишинского, деятельность Сергеевского в новом качестве раскрыла в нем задатки государственного деятеля. «Он оживил работу кодификационного учреждения, до него как бы застывшую в мертвой точке, и во много раз увеличил производительность этой работы… Он сумел собрать возле себя и воспитать блестящую плеяду молодых даровитых сотрудников, многие из которых и ныне с успехом подвизаются на различных поприщах государственного служения, гордясь званием учеников Н. Д. Сергеевского»[22].

В 1899 году начальник Сергеевского – государственный секретарь Вячеслав Плеве – был по совместительству назначен министром-статс-секретарем Великого княжества Финляндского. Он привлек ученого к разработке актуальных вопросов, связанных с законодательным обеспечением процесса управления Финляндией. В 1899 году Николай Сергеевский возглавил комиссию, занимавшуюся разработкой и упорядочиванием законодательства для Великого княжества. В результате проведенной огромной работы были изданы сборники законодательных актов, словари и справочники, призванные улучшить управление этой частью страны[23]. Затем на протяжении нескольких лет он также играл видную роль в деятельности нескольких аналогичных правительственных комиссий.

Сергеевский всесторонне изучил правовые и политические проблемы, связанные с Финляндией. Отвергая аргументы сторонников ее независимости, ученый подчеркивал, что Финляндия «должна быть нераздельной частью Российской империи, связанной с остальными частями всеми теми установлениями, существование которых необходимо для русского государства»[24].

Служба профессора Сергеевского в Государственной канцелярии продолжалась до октября 1904 года. С этого времени он занял пост сенатора Второго департамента Сената, который занимался надзором за деятельностью органов исполнительной власти и крестьянскими делами. В мае 1906 года Николай Сергеевский также был назначен членом Государственного совета.

Работа в высших государственных учреждениях и обострение общественно-политической ситуации в стране усилили консервативную направленность мировоззрения Николая Дмитриевича. Он и прежде заявлял о себе как о стороннике сильной традиционной государственности. Теперь, будучи членом правой партии «Русское Собрание», ученый стал вдохновителем и организатором нескольких объединений, на которые возлагались задачи защиты и укрепления российской монархии в период потрясений.

Под руководством Сергеевского в 1905 году был выработан проект устава «Союза друзей законности и порядка», в котором выражалась безусловная поддержка самодержавию. В документе провозглашалась верность принципам «строгой законности», предлагалось «развитие начал местного самоуправления» и, вместе с тем, решительно отвергались «парламентарно-конституционные формы государственного устройства по западноевропейским образцам»[25].

Однако довести проект создания данной организации до конца ученому не удалось, и он, обратившись к национальному вопросу, выдвинул идею образования общественной структуры, призванной бороться с сепаратистскими тенденциями в национальных регионах России. В феврале 1908 года Сергеевский стал председателем Русского Окраинного общества, объединившего представителей интеллигенции и политиков правого толка. Своей основной задачей организация провозгласила «содействие укреплению русской государственности, культуры и народности на окраинах, а также в тех местностях, где такое содействие может оказаться необходимым»[26].

Занятие общественно-политической деятельностью не прекратило окончательно научную карьеру Николая Сергеевского. В начале ХХ века он продолжал публиковать научные статьи по уголовному праву, внезапно увлекся и криминалистикой. Поступив в исследовательских целях на службу письмоводителем судебного следователя, ученый написал для газеты «Вестник полиции» несколько очерков, посвященных расследованию отдельных тяжких преступлений[27]. В 1906 году Сергеевский стал профессором училища правоведения, заменив на кафедре уголовного права своего учителя Николая Таганцева.

В ночь с 24 на 25 сентября (7/8 октября) 1908 года Николай Дмитриевич скоропостижно скончался от закупорки мозговой артерии. Его смерть имела широкий резонанс в научных и общественных кругах России. В печати появились многочисленные некрологи, в которых отдавалось должное научным и государственным способностям усопшего. В телеграмме председателя Государственного совета Михаила Акимова, направленной в адрес Русского Окраинного общества, отмечалось, что со смертью Сергеевского «Государственный совет лишился образованного законоведа, правдивого и стойкого в своих убеждениях». Члены Совета Петербургского университета, узнав о кончине коллеги, почтили его память общим вставанием[28].

 

 


[1] Данные Википедии. По данным его первого биографа, Сергеевский родился 7 (19) октября (См.: Боровитинов М. М. Николай Дмитриевич Сергеевский и его профессорская, научно-литературная и общественная деятельность. Спб., 1910. С. 4, прим. 3).
[2] Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского С.-Петербургского университета за истекшую третью четверть века его существования. 1869-1894. (далее – БС). Т. 2. Спб., 1896. С. 190.
[3] Временник Демидовского юридического лицея (далее – ВДЮЛ). 1875. Кн. 9. С. 10 – 12, 41-44.
[4] Сергеевский Н. Основные начала и формы уголовного процесса // Там же. С. 600
[5] Его же. О суде присяжных // Там же. С. 4.
[6] Там же. 1877. Кн. 13. С. 14. Под «новейшими законодательными работами в Германии» подразумевался устав уголовного судопроизводства Германской империи, действовавший с 1877 года.
[7] Сергеевский Н. Д. О значении причинной связи в уголовном праве // ВДЮЛ. 1880. Кн. 21. С. 46.
[8] См.: Таганцев Н. Н. Д. Сергеевский. О значении причинной связи в уголовном праве; М.Л. Диспут г. Сергеевского в Спб. университете // Журнал гражданского и уголовного права (далее – ЖГиУП).1880. Кн. 3
[9] Сергеевский Н. Д. Программа курса русского уголовного права // ВДЮЛ. 1880. Кн. 20.
[10] Его же. Казуистика. Сборник судебных случаев для практических занятий по уголовному праву. Ярославль, 1882. С. IV.
[11] БС. Т. 2. С. 190; Протоколы заседаний Совета Императорского Санкт-Петербургского университета за перв. пол. 1882-1883 ак. г. Спб., 1883. С. 53, 54. // URL: http://history.museums.spbu.ru/files/Protokoly/1882-1883.pdf
[12] Сергеевский Н. Д. Современные задачи уголовного законодательства в России. Спб., 1883. С. 114, 128.
[13] Цит. по: Боровитинов М. М. Указ. соч. С. 37.
[14] Сергеевский Н. Д. Наказание в русском праве XVII века. Спб., 1887. С. 45.
[15] Фойницкий И. Научная разработка истории наказания // ЖГиУП. 1888. Кн. 3. С. 124.
[16] Докторский диспут Н. Д. Сергеевского // Там же. Кн. 7. С. 63.
[17] См.: Там же. С. 64-84; Протоколы… Весеннее полугодие 1888 г. Спб., 1888. С. 59. // URL: http://history.museums.spbu.ru/files/Protokoly/1888_v.pdf
[18] Журнал министерства народного просвещения. 1887. Ч. CCLIII. Отд. 1. С. 21; Протоколы… Перв. пол. 1887-1888 ак. г. С. 29. // URL: http://history.museums.spbu.ru/files/Protokoly/1887-1888.pdf
[19] Сергеевский Н. Д. Русское уголовное право. Часть общая. Спб., 1900. С. 1.
[20] В 1897 году он был утвержден в должности статс-секретаря.
[21] Протоколы (журнал)… 1901 г. Спб., 1902. С. 75, 86. // URL: http://history.museums.spbu.ru/files/Protokoly/1901.pdf
[22] Цит. по: Боровитинов М. М. Указ. соч. С. 82
[23] См.: Государственная канцелярия. 1810-1910. Спб., 1910. С. 406-414.
[24] Сергеевский Н. Д. К вопросу о финляндской автономии и основных законах. Спб., 1902. С. 11
[25] См.: Боровитинов М. М. Указ. соч. С. 106 – 108.
[26] Устав Русского Окраинного общества. Спб., 1908. С. 3.
[27] Вестник полиции. 1908. № 41.
[28] Цит. по: Боровитинов М. М. Указ. соч. С. 175; Протоколы… 1908 г. Спб., 1909. С. 214. // URL: http://history.museums.spbu.ru/files/Protokoly/1908.pdf
Теги: