Нотариус позавидовал адвокату

20 Июн 17.16 2108

Конституционный суд РФ не помог нотариусу вернуться на работу

Фото: Everett Collection/Shutterstock

Фото: Everett Collection/Shutterstock

Возрастные ограничения для нотариусов — плата за доверие граждан и высокий статус, данный государством, следует из опубликованного сегодня определения Конституционного суда РФ. Он отказался принять к рассмотрению жалобу бывшего московского нотариуса Ивана Сапсалева, который летом прошлого года лишился места из-за достижения предельного возраста для этой работы — 75 лет.

78-летний Сапсалев безуспешно доказывал московским судам, что работы его лишили незаконно и его право на трудовую деятельность несправедливо ограничено. Это, во-первых, произошло без предупреждения, говорил он. А во-вторых, нормы закона 457-ФЗ от 29 декабря 2014 года, установившего предельный возраст для нотариусов, должны распространяться лишь на новых нотариусов, назначенных после его вступления в силу. Суды отказались отменять приказ Главного управления Минюста по Москве о прекращении полномочий нотариуса у Сапсалева и восстанавливать его в должности.

Не внес изменения в текущее положение дел и КС. Однако судьи подробно разъяснили заявителю причины установленных ограничений. Необходимы они «в целях обеспечения конституционного права граждан на квалифицированную юридическую помощь». А к нотариату требования особые — «осуществление нотариальных функций от имени государства предопределяет публично-правовой статус нотариусов и обусловливает предъявление к ним особых (повышенных) требований», говорится в определении. Новеллы направлены «на достижение высокого уровня профессионализма и избежание ошибок при совершении нотариальных действий», объяснил КС.

Введение 75-летнего предельного возраста для нотариусов обусловлено расширением их полномочий, произошедшим в 2013–2015 годы. В частности, 457-ФЗ предусмотрел, что обстоятельства, подтвержденные нотариусом, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута или «не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия».

Возрастные ограничения для нотариусов не исключение из правил. Схожие правила установлены для «широкого круга субъектов, осуществляющих публично значимые функции». Причем для государственных гражданских служащих и судей эти ограничения строже, чем для нотариусов: предельный возраст для замещения должности у первых составляет 65 лет, а у вторых — 70. Такие правила существуют, «не умаляя значения жизненного опыта, профессиональной компетентности, иных деловых качеств, приобретаемых человеком с годами», следует из определения. Они призваны «обеспечить наилучшее соответствие психофизических характеристик лица характеру выполняемой им работы», таких как «концентрация внимания, память, способность к восприятию новых технологий».

КС объяснил заявителю, почему к нему применили новые правила о предельном 75-летнем возрасте. Законодатель вправе в определенных случаях придать закону обратную силу (ретроактивность). В этом случае он не вышел за пределы своей дискреции, следует из определения. Он принял решение, исходя из необходимости соблюдения принципа равенства всех нотариусов и того, что правоотношения, связанные с занятием нотариусом своей должности, являются «длящимися и формально бессрочными».

Кроме того, в этом случае законодатель дал время заинтересованным сторонам «адаптироваться» к изменениям. Прошло около семи месяцев с момента вступления в силу корректив в Основы законодательства о нотариате, прежде чем они начали применяться. В течение этого времени нотариусы старше 75 лет могли «избрать для себя иной подходящий род деятельности по юридической специальности, не предполагающий возрастных ограничений».

Не увидел КС дискриминации нотариусов, которую обнаружил Сапсалев, сравнивая их с адвокатами. Для последних нет предельного ограничения по возрасту, обращал внимание заявитель. В силу различий в правовом регулировании нотариата и адвокатуры «различный подход законодателя к установлению возрастного предела для занятия должности нотариуса и для обладания адвокатским статусом нельзя, вопреки утверждению заявителя, признать необоснованным», говорится в определении. В данном случае законодатель правомочен установить «социально оправданную дифференциацию».

конституционный суд, нотариат

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»