$ 66.75

€ 75.78

Обыск у Пономарева рассмотрят сначала

Новости02.10.2018
02.10.2018554
28 сентября президиум Московского городского суда рассмотрел жалобу адвокатов Константина Пономарева. Защита настаивала на признании незаконным обыска в его квартире и арест изъятых в ней денег, однако президиум воздержался от удовлетворения претензии. Между тем, по мнению экспертов, дело вызывает «определенный практический интерес».
 
Как заявили податели жалобы, обыск в жилом помещении, где долгое время был прописан Пономарев, следует признать незаконным на том основании, что оно одновременно являлось конторой его адвоката Павла Казареза. В качестве обоснования этого был предъявлен краткосрочный договор аренды между юристом и супругой Пономарева, ныне находящегося в СИЗО и обвиняемого по пяти статьям УК РФ.
Ранее Пресненский районный суд уже признавал обыск законным, а теперь и президиум Мосгорсуда не посчитал нужным утверждать обратное. Инстанция ограничилась тем, что направила дело на новое рассмотрение по причине того, что был нарушен порядок извещения Казареза и его представителя. Таким образом, по существу вопрос рассмотрен не был, хотя на этом настаивал сам Пономарев по видеосвязи из следственного изолятора.
Как считают правоведы, рассмотренное президиумом МГС дело интересно следующим обстоятельством. Юристы Пономарева строят свою позицию на статье 450.1 УПК «Особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката». Согласно этой норме, следственные действия в соответствующих помещениях должны производиться с соблюдением особых гарантий. К примеру, если уголовное дело в отношении собственника или нанимателя не возбуждено, то при обыске обязательно присутствие «члена совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации». Таким образом, полиция обязана проверить, кому принадлежит помещение, чтобы исключить нарушение приведенной статьи.
Как считает руководитель проектов Коллегии адвокатов «Хренов и партнеры» Роман Беланов, ситуация очевидна, «когда речь идет об обыске в офисе адвокатского бюро, а также в жилом помещении, где зарегистрирован адвокат». Ведь, подчеркивает эксперт, «незнание органов о том, кому принадлежит помещение или кто там зарегистрирован, не может оправдывать проведение обыска с нарушением ст. 450.1». В то же время в случае Пономарева «все несколько сложнее». По словам Беланова, здесь «речь идет не об офисном помещении, а о квартире в жилом доме. Значит, органы должны были запросить из доступных реестров информацию, кто там проживает, кто зарегистрирован». Однако «если следствие не могло, без разглашения планов о проведении обыска, получить информацию о наличии в квартире адвокатского образования, то, скорее всего, суд признает проведение обыска законным», считает эксперт.
А вот при принятии судом противоположного решения вероятно наступление определенных последствий. Роман Беланов комментирует: «Иное толкование закона поощрило бы создание «тайных» адвокатских образований там, где ведется противоправная деятельность. Вспоминаются печальные примеры существования телохранителей со статусом адвоката и даже девушек с низкой социальной ответственностью, которые получали статус адвоката для прохода к клиентам в СИЗО». «Такие случаи дискредитируют статус адвоката, и сообщество должно бороться с ними», –  констатирует юрист.
Константин Пономарев и ряд его представителей давно известны российской судебной системе. Более десяти лет эта группа занимается арбитражными атаками на крупные компании с целью получения миллиардных сумм. В частности, Павел Казарез представлял интересы Пономарева в конфликтах с ИКЕА, «Кубаньэнерго», компанией Олега Дерипаски «Главстрой-СПб».
В настоящий момент ее активность заморожена. Так, Константин Пономарев с июня 2017 года находится под стражей и обвиняется по нескольким статьям УК РФ. Это ст. 159 (мошенничество), ст. 199 (уклонение от уплаты налогов с организации), ст. 306 (заведомо ложный донос), ст. 307 (заведомо ложные показания, заключение эксперта), ст. 309 (подкуп или принуждение к даче показаний) УК. Все дела объединены в одно производство, которым заняты следователи ГУ СКР по расследованию особо важных дел.