$ 66.62

€ 75.38

Оперативный эксперимент признан ненадлежащим из-за угукнувшего взяткополучателя

Новости24.09.2018
24.09.20183028
В Ивановской области вынесен оправдательный приговор продавщице, обвинявшейся по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 291 УК РФ в покушении на дачу взятки майору полиции. Суд счел, что полицейский, угукнувший в ответ на предложение денег в ходе оперативного эксперимента, сам спровоцировал женщину на преступление.
 
Как следует из материалов дела, в октябре 2017 года в городе Вичуге продавец С. за 150 руб. продала покупателю бутылку водки "Родник Сибири". В отношении С. было возбуждено дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 14.17.1 КоАП РФ (незаконная розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции физическими лицами).
В связи с производством по делу С. 15 декабря была приглашена в МО МВД России "Вичугский". Здесь капитан полиции З. ознакомила С. с результатами исследования проданной водки, указала на то, что водка "левая", и разъяснила, что за это полагается штраф от 30 000 до 50 000 руб.
 
По версии следствия, С. после этого предложила полицейскому взятку в 15 000 руб. за несоставление в отношении нее протокола и ненаправление его в суд. После отказа З. принять взятку продавец попросила пригласить в кабинет ее руководителя, замначальника МО МВД майора М., которому также предложила взятку в 15 000 руб., пояснив, что для решения данного вопроса она придет в другой день. М. уведомил свое руководство о склонении его к совершению коррупционного правонарушения. К следующему визиту С. в отдел МВД был организован оперативный эксперимент. На видеозаписи было зафиксировано, как женщина, находясь в кабинете майора, достала из сумки газетный сверток с находившимися в нем 15 000 руб. и выложила на письменный стол перед М. На С. было возбуждено уголовное дело, которое было передано для рассмотрения в Вичугский городской суд.
 
Как выяснилось в ходе судебного заседания, по мнению фигурантки дела, все выглядело несколько иначе. Узнав в кабинете З. о грозящем ей штрафе в сумме от 30 000 руб., С. спросила: «Может, мне начальника попросить…  штраф поменьше?» З. привела в кабинет М. и оставила их наедине. С. спросила, можно ли ей уменьшить штраф, так как она всю жизнь работает и у нее нет никаких нарушений. Майор стал смотреть документы, а затем дважды показал ей в ладони небольшой листочек зеленого цвета, на котором было написано «15 т. р.». Она поняла, что М. снизил ей штраф до этой суммы. Так как денег у нее с собою не было, она сказала, что придет в другой раз. Во время второго визита она вновь попросила встречи с начальником, вновь объяснила ему обстоятельства своего дела. М. стал листать документы, что-то смотреть в компьютере, затем объяснил ей, что статья предусматривает большой штраф. Она ответила, что все понимает, но ведь можно дать поменьше, тем более что «Вы велели принести». М. хмыкнул, сказал: «Угу». С. поняла, что ей надо выложить на стол деньги, которые она принесла, что она и сделала. По словам С., она просила лишь назначить ей штраф поменьше, поскольку находится на пенсии, болеет и у нее мало средств к существованию. В фильмах она видела, что начальники могут уменьшить штраф. Деньги она передала именно в качестве штрафа.
 
Суд пришел к выводу, что доказательства по делу не дают оснований для однозначного вывода о наличии в действиях С. вменяемого ей состава преступления. В частности, на видеозаписи второй встречи с М. подсудимая дважды говорит ему: «Ну вы тогда мне показали… Ну вы же мне в прошлый раз показали». М. не отрицает этот факт, не реагирует на эти слова С. В судебном заседании М. поначалу не смог прокомментировать эти слова, однако через некоторое время сообщил, что показывал С. не какой-то листочек, а печатное издание КоАП РФ, которое взял со стола З. или ее коллеги в том же кабинете. При этом З. пояснила суду, что у нее имеется КоАП РФ лишь в старой редакции, в котором отсутствует статья, по которой С. привлекалась к административной ответственности. Кроме того, З. добавила, что на столе у нее имеются листки бумаги для записи разных цветов, в том числе и зеленого, и указанных С. размеров. М. отрицал существование зеленого листка с записью и отметил, что обычно пишет суммы с нолями, а не прописью. Однако суд посчитал, что этот факт не свидетельствует о невозможности демонстрации им бумажки с указанной записью.
 
Также суд отметил, что в протоколе осмотра места происшествия от 19 декабря записаны показания С. о том, что она принесла М. 15 000 руб. в качестве взятки за смягчение наказания. Однако С. не были разъяснены ее права, показания были даны в отсутствие защитника и не были подтверждены С. в судебном заседании. Поэтому показания С., данные ею при осмотре места происшествия, суд признал недопустимыми.
 
Суд указал, что ему не представлено достаточных доказательств того, что именно С. была инициатором передачи денег М., не были опровергнуты доводы С. о том, что именно М. показал ей листок зеленой бумаги с надписью «15 т. р.», которая С. была понята именно таким образом, что данную сумму денег она должна принести М. Кроме того, у С. при первом посещении здания МО МВД «Вичугский» денег при себе не было. В результате суд пришел к выводу, что у правоохранительных органов не было достаточных оснований полагать, что С. готовит совершение преступления, а следовательно, не было оснований для проведения оперативного эксперимента.
 
Судя по видеозаписи, находясь в кабинете М., С. ни разу не произнесла слово "взятка", не просила М. о несоставлении протокола об административном правонарушении, не предлагала ему принять от нее взятку в 15 000 рублей и не называла М. никаких сумм. В предъявленном обвинении указано, что С. предложила М. принять от нее в качестве взятки 15 000 руб., а М. на это предложение ответил отказом, разъяснив последней преступность деяния. Однако из просмотренной видеозаписи следует, что после слов С.: «Ну вы же мне в прошлый раз показали, деньги в сумке, можно?» – М. отвечает: «Угу», что С. восприняла как разрешение выложить деньги, после чего и выкладывает деньги на стол. М. заявил суду, что слово «угу» он обычно произносит как «слушаю». Однако суд посчитал этот довод необоснованным, так как ответ «слушаю» на этот вопрос нелогичен. Кроме того, в общепринятом употреблении слово «угу» выражает утверждение «да», «ага», что указано, например, в Толковом словаре под редакцией Ожегова С .И.
 
Учитывая доводы подсудимой о том, что она не принесла бы деньги и не выложила их на стол М. с его разрешения, если бы он не показал ей листок бумаги, на котором была написана сумма «15 т. р.», суд счел не доказанным то обстоятельство, что до проведения оперативного эксперимента у С. имелся умысел на дачу взятки, который сформировался независимо от деятельности М. Следовательно, в действиях С. отсутствует состав преступления по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ.
 
Суд оправдал С. и признал за ней право на реабилитацию. 15 000 руб. были возвращены подсудимой. Ивановский областной суд оставил это решение без изменения.