«Отжали и выбросили». Судья не убедил ВККС, что стал жертвой политических интриг

Судебный репортаж14.07.2021
14.07.2021  2048
Фото: zab.ru

Высшая квалификационная коллегия судей РФ дала согласие на возбуждение уголовного дела в отношении судьи Красноярского краевого суда в отставке Вячеслава Емельянова. Следственные органы намерены инкриминировать судье с 18-летним стажем работы два эпизода по ч. 3 ст. 204.1 УК РФ (посредничество в коммерческом подкупе в особо крупном размере). Сам Емельянов утверждает, что его уголовное преследование было затеяно в том числе для давления на председателя краевого суда Николая Фугу в период его переназначения.

Емельянов явился на заседание коллегии лично и в сопровождении двух адвокатов, одним из которых был его сын.

Согласно озвученным материалам, осенью 2019 года в Красноярске руководитель местной строительной компании «Развитие» Игорь Франкель искал возможность подключить один из своих строительных объектов к системам водоснабжения по сниженной цене. Речь шла о сетях ресурсоснабжающей организации ООО «КрасКом». Для этого Франкель обратился к некоему Мышалову, который, в свою очередь, адресовал эту просьбу на тот момент действующему судье краевого суда Емельянову. Судья встретился со своим знакомым Геннадием Кадушкиным, первым замгендиректора «КрасКома». По версии СКР, в ходе беседы судья предложил при своем посредничестве за 2,5 млн рублей уменьшить цену договора на подключение к сетям «КрасКома». Кадушкин согласился, обозначив свою долю в 400 тыс. рублей. Далее был изготовлен договор о подключении по заниженной цене. Франкель приготовил 2,5 млн рублей, и деньги пошли по цепочке посредников к конечному получателю Кадушкину. Следствие считает, что Емельянов забрал себе большую часть суммы – 1,85 млн рублей.

Кроме того, в мае 2020 года Емельянов, действуя по поручению Франкеля, снова передал Кадушкину деньги за снижение цены договора и при этом часть суммы оставил себе. После получения своей доли топ-менеджер «КрасКома» был задержан сотрудниками УФСБ. А Емельянов через месяц ушел в отставку по личному заявлению.

Представитель СКР Александра Малько, принимавшая участие в заседании ВККС по видеосвязи, была немногословна. Она попросила поддержать представление, из которого следовало, что вина судьи подтверждается показаниями свидетелей, материалами ОРМ и рядом других данных, полученных в результате процессуальной проверки.

Емельянов и его команда были категорически не согласны. Защищая свою позицию, судья выстроил несколько линий обороны. С собой он принес большой объем документов и приготовил речь, которую читал по бумажке.

Емельянов заявил, что давно знаком и с Мышаловым, и с Кадушкиным. «Личные расчеты между нами следствие хочет представить как коммерческий подкуп», — негодовал судья.

Далее он стал утверждать, что уголовное преследование связано с судейской деятельностью. По словам судьи, он неоднократно председательствовал в процессах по делам, связанным с государственной тайной, и не раз выносил приговоры, не устраивающие ФСБ.

— Они сами об этом мне говорили. Но качество моей работы было безупречно, мои дела проходили через Верховный суд, — рассказал Емельянов.

Периодически он повышал градус эмоций.

— Я сюда приехал весь трясущийся, и уже год нахожусь в таком состоянии. Много лет я проработал в судейской системе, а теперь меня отжали и выбросили, в 49 лет…

Емельянов прошелся по свидетелям обвинения: «Показания против меня дают фигуранты по другим уголовным делам и сотрудничающие со следствием».

Центральным моментом выступления Емельянова стала презентация самодельной инфографики о синхронности определенных событий в судебной системе края и по уголовному делу о коммерческом подкупе. По словам Емельянова, в Красноярском краевом суде происходили определенные политические процессы, а уголовное преследование было необходимо исключительно для оказания давления на него и на председателя краевого суда Николая Фугу.

Судья, демонстрируя таблицы, рассказал, что уголовное дело о коммерческом подкупе появилось и развивалось в тот период, когда был объявлен конкурс на должность председателя краевого суда в связи с истечением первого срока полномочий Фуги. Емельянов напомнил, что переназначение Фуги заняло в общей сложности год – у главы суда возникли проблемы на стадии президентского фильтра (указ о назначении был подписан только в мае 2021 года).

Кроме того, по словам Емельянова, в тот же период освобождалась должность зампреда краевого суда по гражданским делам и он намеревался занять это кресло, но пал жертвой интриг. В своих бедах Емельянов винил зампредседателя Красноярского краевого суда Олега Ракшова, ранее служившего в краевом УФСБ.

Члены ВККС попытались выяснить у Емельянова, в чем именно заключался интерес Ракшова. Отставной судья долго, сбивчиво и невнятно пытался сформулировать ответ, но не смог. Его защита пришла на помощь и высказала предположение, что Ракшов хотел сам занять должность председателя краевого суда, а УФСБ якобы могла оказывать ему в этом помощь взамен на некие преференции по судебной линии в будущем.

В итоге слушания заняли более полутора часов. В заключительном слове Емельянов сделал краткое резюме:

— Уголовное преследование затеяно для давления на меня и председателя краевого суда. Это подтверждается тем, что у следствия есть интересы для давления. Второе — объективными действиями обвинения, которые заведомо не могут привести к реализации правоохранительного интереса, и при этом движение по делу синхронизируется с движениями в Красноярском краевом суде. Третье — направленность действия обвинения на то, чтобы в случае возбуждения уголовного дела не исследовать все обстоятельства и не дать мне возможности защищаться. Четвертое — отсутствие в моих действиях реальных признаков преступления. Пятое — неоднократные провокации в отношении меня.

ВККС не посчитала ни доводы, ни эмоции Емельянова убедительными и дала согласие на возбуждение уголовного дела.

Комментарии

0