$ 66.43

€ 75.39

Пленум ВС добавит уголовному процессу состязательности

Новости30.11.2017
30.11.20172448
Пленум Верховного суда РФ после активного обсуждения отправил на доработку проект постановления о практике применения законодательства, регламентирующего рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции в общем порядке судопроизводства. Особо оживленную дискуссию, свидетелем которой стал обозреватель Legal.Report, вызвал пункт документа, который касается вызова в суд несовершеннолетних свидетелей и потерпевших.

Докладчиком по проекту постановления, состоящему из достаточно объемной преамбулы и двадцати пяти пунктов, выступил судья ВС РФ Александр Замашнюк. Он сообщил: разработка документа обусловлена прежде всего тем, что действующие профильные постановления от 1975 и 1989 годов утратили свою актуальность, поскольку «не учитывают современных правовых реальностей судопроизводства на основе принципа состязательности и равноправия сторон».

– Данный проект содержит ответы на вопросы судов, возникающие по общему порядку судопроизводства как форме правосудия, где наиболее полно проявляется принцип состязательности, – подчеркнул Замашнюк.

По его словам, при рассмотрении дела судом первой инстанции «процесс доказывания приобретает особое значение». В связи с этим важность обсуждаемого документа сложно переоценить. Судья отметил, что проект прошел все необходимые стадии подготовки, в частности, направлялся в суды и подробно обсуждался с членами рабочей группы. В результате разработчики выслушали мнения многих практикующих судей, а все поступившие замечания ими были «внимательно рассмотрены и учтены».

Центральное место в проекте, отметил докладчик, занимают вопросы, связанные с созданием судом условий для реализации сторонами их прав в судебном заседании, – и прежде всего, права на предоставление доказательств. Это Замашнюк назвал «краеугольным камнем» документа.

Далее он прокомментировал второй пункт проекта постановления.

– Суду важно удостовериться в личности подсудимого, чтобы по ошибке не осудить то лицо, которое не имеет отношения к делу, – заявил судья. – Поэтому в проекте обращается внимание на то, что отсутствие необходимых документов и достоверных сведений о личности подсудимого является препятствием для рассмотрения дела, которое суд в этих случаях предлагает устранить государственному обвинителю.

Что касается разъяснения участникам процесса их прав, то они, сообщил Замашнюк, безусловно, «должны им быть понятны». И остановился на втором абзаце пункта третьего, содержащем напоминание судам о том, что председательствующий после разъяснения прав по ходатайству подсудимого предоставляет ему время для консультации с защитником.

«Особо важным» докладчик назвал пункт 13, где даются системные толкования ряда правовых норм, относящихся к участию в судебном заседании несовершеннолетних граждан, – с ним, кстати, оказались абсолютно солидарны все без исключения выступающие по этой части повестки.

– Вопрос этот очень и очень непростой, он вызвал самую серьезную дискуссию при подготовке проекта, – заметил Замашнюк, добавив, что вошедшие в документ положения пункта 13 «в наибольшей степени отвечают международно-правовым стандартам».

Рассказывая о содержащихся в проекте принципах привлечения к делу экспертов и специалистов, судья подчеркнул: если выводы специалиста отличаются от тех, которые представил эксперт, то, согласно документу, должна быть назначена повторная экспертиза.

В ходе обсуждения проекта зампредседателя Ивановского облсуда Дмитрий Гуськов рассказал, что его коллеги в конце концов согласились с представленной редакцией документа. «Хотя по двенадцатому и тринадцатому пунктам и у нас состоялась дискуссия, причем разъяснения, содержащиеся в них, обсуждались взаимосвязано», – отметил Гуськов. Как сообщил судья, давая общую характеристику документу, «правильное применение законодательства позволит соблюсти баланс интересов, а также не допустить незаконного осуждения».

Об актуальности подготовленного документа говорил и завкафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юрфака МГУ Леонид Головко.

– Мы здесь обсуждаем действительно очень важное постановление: речь идет о центральной стадии уголовного процесса, об общем порядке судебного разбирательства! – заметил профессор юриспруденции. – В этой связи следует, безусловно, поддержать Верховный суд, который взялся за этот сложный и важный вопрос, вокруг которого традиционно много полемики.

Весьма важно, по его мнению, что проект в целом отходит от императивных моделей и однозначных оценок – «все зависит от обстоятельств дела и следственной ситуации». Головко коснулся ряда аспектов, относящихся к процессу сбора доказательств.

– Например, пассивная позиция стороны вовсе не означает, что соответствующее право ей не предоставлялось, – отметил в этой связи представитель МГУ.

Далее речь не могла не зайти о «проблемном» пункте 13.

– Мы все отлично понимаем психофизиологические особенности несовершеннолетнего, свойства его памяти, – уточнил Головко и сообщил пленуму, что «с одной стороны уголовный процесс должен обеспечить права несовершеннолетнего, с другой – это рассмотрение вопроса о виновности или невиновности человека».

– Нельзя полностью пренебрегать одной ценностью для обеспечения другой! – эмоционально подчеркнул профессор.

В этом смысле, впрочем, проект вполне «отражает баланс», сказал Головко. Говоря же о привлечении к делу специалистов, он выразил мнение, что «ситуация сложная». Целью данного постановления, как считает выступавший, не является жестко разграничить понятия «специалист» и «эксперт». В итоге в нем предлагается «весьма взвешенное решение» и по этому вопросу.

И Леонид Головко, и замминистра юстиции Алу Алханов поддержали проект.

А заместитель генпрокурора Николай Винниченко, как будто несколько смутив зал, внезапно покинул свое место и взошел на трибуну. Он объяснил это необходимостью изложить свою позицию, которая на этот раз оказалась «несколько шире», чем в предыдущих выступлениях.

– Проделана очень большая и важная работа. Большинство предложений, высказанных Генеральной прокуратурой, были восприняты, – с удовлетворением сообщил Винниченко.

Расставляя затем акценты, он, однако, назвал пункт 10 «весьма категоричным».

– Если, к примеру, в судебном заседании свидетель дает показания, отличные от тех, которые он давал на следствии, или отказывается от дачи показаний, то гособвинитель будет лишен возможности сразу огласить необходимые показания. Это может нарушить логику представления доказательств сторонами и тем самым дезавуировать принцип состязательности, – посетовал замгенпрокурора. И предложил еще раз подумать над формулировками.

В случае же необходимого допроса несовершеннолетнего необходимо, сказал Винниченко, «минимизировать психотравмирующую ситуацию», в том числе и для того, чтобы в итоге «такой свидетель или потерпевший смог дать правдивые показания».

– Необходимо дополнить пункт тринадцатый соответствующими разъяснениями, например, о возможности допроса свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение за другим участником дела, или с использованием системы видео-конференц-связи, – закончил свое выступление Винниченко.

Председатель ВС Вячеслав Лебедев предложил отправить проект на доработку, после чего была сформирована редакционная коллегия. Документ предполагается вынести на обсуждение одного из ближайших заседаний пленума.