$ 70.88

€ 80.41

Пленум ВС обсудил правоприменение норм ГК о прекращении обязательств

Новости28.05.2020
28.05.20203657

Фото: supcourt.ru

Пленум Верховного суда РФ 28 мая обсудил проект постановления о некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса РФ о прекращении обязательств (текст здесь). Один из разделов документа содержит актуальные в условиях пандемии разъяснения о прекращении обязательств невозможностью исполнения (ст. 416, 417 ГК РФ).

Это уже второе пленарное заседание, которое ВС провел в онлайн-формате. Документ участникам представил председатель судебного состава Судебной коллегии по экономическим спорам ВС Иван Разумов. Докладчик отметил, что проект подготовлен рабочей группой, в состав которой вошли судьи ВС из коллегий по гражданским делам и экономическим спорам, представители Генпрокуратуры, Минюста и научной общественности.

— Проект состоит из 41 пункта и посвящен таким основаниям прекращения обязательств, как отступное, зачет, новация, прощение долга, невозможность исполнения и ликвидация юридического лица, — сообщил Разумов.

Докладчик дал характеристику основным положениям проекта. Так, предлагается подтвердить судебную практику по разграничению институтов прощения долга и дарения. Решен вопрос о толковании п. 2 ст. 415 ГК, а именно — предлагается квалифицировать прощение долга в качестве двусторонней сделки. Разъяснения, касающиеся прекращения обязательства юридического лица его ликвидацией (ст. 412 ГК РФ), даны с учетом состоявшейся реформы главы ГК о юридических лицах, сообщил Разумов.

Содокладчик, судья ВС Сергей Асташов, рассказал, что целый раздел в проекте посвящен такому способу, как отступное, в силу его широкой распространенности. В частности, дается разъяснение, какие именно обязательства могут быть прекращены и что может быть предоставлено в качестве отступного.

— Столь подробное толкование предусмотрено исключительной лаконичностью нормы статьи 409 ГК РФ: всего две строчки, всего шестнадцать слов, — с полуиронией отметил Асташов.

Чрезвычайно актуальным в условиях пандемии Асташов назвал раздел о прекращении обязательств невозможностью исполнения (ст. 416, 417 ГК РФ). Вместе с тем, по словам докладчика, в отличие от специальных обзоров, разъяснения пленума рассчитаны также на применение к «традиционным» случаям невозможности исполнения обязательств. Определенную краткость раздела (пять пунктов) Асташов объяснил тем, что большинство вопросов уже разъяснено Постановлением Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств».

Асташов обратил внимание на пункт 38, касающийся обстоятельств непреодолимой силы, в том числе возникших в связи с решениями федеральных и местных властей и носящих временный характер. Там указывается, что каждая из сторон обязательства в случае объективной утраты интереса вправе отказаться от договора.

— Представляется, что подлежит некоторой корректировке пункт 38 проекта постановления в силу того, что право на отказ от договора вследствие утраты интереса к обязательству, просроченному из-за обстоятельств временного характера, принадлежит не любой стороне, а кредитору, — выразил мнение Асташов.

Выступавшие следом председатель Арбитражного суда Удмуртской Республики Екатерина Сердитова и заместитель председателя Псковского областного суда Алексей Лебедев назвали дискуссионными несколько разъяснений проекта и предложили ряд дополнений. При этом представители судейского сообщества отметили «глубокую проработанность» документа и его актуальность.

Решением Пленума ВС проект постановления был отправлен на доработку в редакционную комиссию.

    Андрей Пикуза

    28 мая 2020 at 22:42

    Ждём с нетерпением.