$ 66.43

€ 75.39

Пленум ВС поспорил о принципах гуманизации при толковании УК

Новости24.04.2018
24.04.20181454
Пленум Верховного суда РФ 24 апреля отправил на доработку проект постановления, разъясняющего порядок переквалификации судами категории преступления на менее тяжкую. При обсуждении документа несколько судей из регионов основательно покритиковали предложенную редакцию, однако с ними не согласился представитель Генпрокуратуры, занявший в итоге «промежуточную» позицию.

Проект, состоящий всего из 14 пунктов, пленуму представила судья ВС РФ Татьяна Ермолаева. Она сообщила, что он разработан по результатам обобщения практики применения судами положений части 6 статьи 15 УК РФ и неоднократно обсуждался судейским и научно-юридическим сообществом, а также в профильных министерствах и ведомствах. По словам судьи, институт изменения категории преступления, введенный в уголовное законодательство в 2011 году, нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании.

– С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую – но не более чем на одну категорию, – напомнила Ермолаева. – Но надо заметить, что за шесть лет существования этого института суды крайне редко применяют часть 6 статьи 15 УК!

Как рассказала докладчик, в 2016 году «облегчение» категории состоялось в отношении лишь 2060 осужденных, а в 2017 году таковых граждан набралось и вовсе 1851.

– Это всего половина одного процента от общего числа лиц, осужденных за преступления от средней тяжести до особо тяжких! – посетовала Ермолаева. – Кстати, половина случаев применения данной нормы закона приходится на долю граждан, осужденных за преступления против собственности.

Далее она сообщила, что при тщательном изучении судебной практики были выявлены случаи, когда суды «недостаточно полно обосновывали принятые решения», а в приговорах «отсутствовали надлежащие мотивы применения» упомянутой нормы. А часто содержащаяся в приговоре фраза «суд не находит основания для изменения категории преступления» демонстрирует формальный подход к делу. Все это и стало основанием для разработки обсуждаемого проекта.

– Важно понимать, что общественная опасность конкретного преступления далеко не всегда совпадает с его законодательной категорией, установленной в статье 15 УК РФ, – подчеркнула Ермолаева, коротко «проходясь» по пунктам документа. – Например, даже то обстоятельство, что совершено неоконченное преступление либо оно совершено лицом, не достигшим 18-летнего возраста, и в силу положений общей части УК максимальное наказание, которое может быть назначено за него, менее максимального наказания, предусмотренного санкциями конкретной статьи, на категорию преступления зачастую не влияет.

Степень же общественной опасности в каждом случае должна определяться с учетом «очень многих факторов», отметила судья. Например, нужно непременно учитывать стадию осуществления преступного намерения и реальную роль обвиняемого в том или ином деянии.

Камнем же преткновения для разработчиков, по словам Ермолаевой, стали десятый и одиннадцатый пункты документа. Из п. 10 было в качестве варианта было предложено исключить указание на ряд статей УК, а п. 11 убрать из проекта целиком, так как некоторые разработчики посчитали такой подход все же «излишне формальным».

– Институт освобождения от наказания существенно отличается от института освобождения от уголовной ответственности, – заметила в связи с этим докладчик. – Да, последний не предполагает постановления приговора с назначением наказания, но лишь по той причине, что в силу определенных обстоятельств, например, примирения с потерпевшим, обвиняемый освобождается судом от рассмотрения вопроса о его виновности.

Ермолаева также разобрала типичную ситуацию, когда суд признал лицо виновным в совершении тяжкого преступления и назначил наказание за содеянное, изменив категорию на преступление средней тяжести. Коль скоро при этом было установлено, что с учетом такого изменения имелись бы основания для освобождения от уголовной ответственности, освобождение осужденного от отбывания наказания «было бы логичным и справедливым решением при применении ч. 6 ст. 15 УК РФ». В описанном случае исполнение наказания явилось бы «избыточным применением уголовной ответственности».

Поддержав документ в предложенной редакции, судья отметила, что отсылка в п. 10 на статьи 76.2 и 92 УК РФ, как и необходимость всего п. 11, все-таки нуждается в дополнительном обсуждении.

– Возможно, эти разъяснения являются и преждевременными, – подытожила Ермолаева.

Вячеслав Лебедев пригласил на трибуну зампредседателя Пермского краевого суда Евгения Рудакова. Он назвал проект постановления «нужным и очень своевременным», а также «важнейшим разъясняющим источником» на пути гуманизации правоприменения. Как считает судья, содержащийся в документе исчерпывающий перечень факторов, который должен приниматься в расчет судами при смягчении категории, поможет избежать пресловутого «формального подхода» и необоснованных отказов в применении ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Исключение же из п. 10 проекта указания на ст. 92 УК «судьями не поддерживается», сказал Рудаков. «Судебная практика складывается таким образом, что суды Пермского края при изменении категории преступления широко применяют положения данной статьи», – отметил он. Однако ссылку на ст. 76.2 УК он призвал исключить, как и «спорный» п. 11 целиком. Норма ст. 76.2 предполагает освобождение от ответственности, а не наказания, но «как раз такой подход формален», убеждал участников пленума судья. Если же оставить п. 11, то потребуется внесение изменений в УК и УПК, сообщил он.

Следующей взяла слово судья Калининградского облсуда Татьяна Долгих, которая тоже похвалила документ за направленность на формирование единообразной судебной практики. Пункты 10 и 11 она назвала «представляющими особый интерес» и «дополнительной возможностью индивидуализировать наказание». Она полностью поддержала позицию Рудакова по этим пунктам (в части необходимости исключения упомянутых выше отсылок и разъяснений), уточнив, что предоставление суду возможности после освобождения осужденного от уголовного наказания применить положения ст. 76.2 УК и назначить ему судебный штраф «породит множество дополнительных вопросов, на которые нет ответов в нынешней редакции УПК».

Замминистра юстиции РФ Алу Алханов коротко поддержал проект, заметив, что рабочей группой были учтены абсолютно все замечания Минюста.

Последним выступил замгенпрокурора РФ Леонид Коржинек, указавший, как и предыдущие ораторы, на важность документа, «призванного снять многие острые вопросы».

– Все наши предложения были учтены, – подтвердил Коржинек, – а что касается пунктов семь, десять и одиннадцать, считаем целесообразным изложить их именно в предложенном варианте.

Но подлежит ли отмене «смягченный» приговор, если лицо в итоге не уплатило судебный штраф, – этот вопрос все равно «встанет в полный рост», рассуждал далее замгенпрокурора. В любом случае, согласно его позиции, в эту часть постановления необходимо включить еще более подробные «дополнительные разъяснения» для судов.

– Но в целом проект, безусловно, заслуживает поддержки – и мы его поддерживаем! – заключил он.

Вячеслав Лебедев предложил сформировать редакционную комиссию для доработки документа, который предполагается рассмотреть на одном из ближайших заседаний пленума ВС РФ.

Теги: