Пленум ВС разобрался с поддельными документами и автомобильными номерами

Подробности19.11.2020
19.11.20207288

Коллаж: Legal.Report

Пленум Верховного суда РФ обсудил проект постановления по делам о преступлениях, посягающих на установленный порядок обращения официальных документов, госнаград, акцизных марок, а также порядок учета транспортных средств. Выяснилось, что судебная практика весьма противоречива. А последние изменения в уголовное законодательство только добавили проблем правоприменителям.

Отсутствие ясности и единообразного подхода

Докладчик — судья ВC РФ Татьяна Ермолаева напомнила, что в 2019 году законодатель внес существенные изменения в статью 327 УК РФ, направленные на усиление ответственности за подделку, изготовление или оборот поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей или бланков. Кроме того, неоднократно подвергалась редактированию в сторону ужесточения статья 327.1 УК РФ (изготовление, сбыт поддельных акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия).

— Данные изменения, не во всем последовательные, а по ряду моментов и противоречивые, принесли целый ряд проблем в судебную практику по уголовным делам о таких преступлениях, — посетовала судья ВС РФ.

Ермолаева привела общую статистику. За совершение преступлений, предусмотренных статьями 324–327.1 УК РФ, ежегодно осуждается по основной квалификации порядка 11–12 тыс. лиц. При этом в отношении четверти обвиняемых уголовные дела были прекращены судами по нереабилитирующим основаниям. В том числе с назначением судебного штрафа. Подавляющее большинство лиц (около 95%) привлекаются по статье 327 УК.

— Изучение судебной практики выявило отсутствие у судов ясности и единообразного подхода по целому ряду вопросов применения этой статьи, — сообщила судья ВС.

В первую очередь, по словам Ермолаевой, трудности связаны с отсутствием законодательных определений понятий «официальный документ», «официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей», а также «важный личный документ». При том что для целей уголовно-правовых отношений затруднительно, а порой и неверно использовать трактовку документов, содержащихся в других отраслях права. На это обстоятельство обращал внимание Конституционный суд РФ в определении от 19 мая 2009 года. Также законодателем не предложены четкие разграничения критерия различных видов документов. А его подход к установлению преступности и наказуемости неправомерных деяний с этими документами не вполне последователен.

Ермолаева привела пример. Так, согласно статье 325 УК РФ, за похищение паспорта гражданина ответственность менее строгая, нежели за аналогичные действия в отношении других официальных документов. А согласно статье 327 УК РФ, наоборот, подделка паспорта и его использование влекут более строгое наказание, чем подделка официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей.

Как разграничить документы между собой

Ермолаева сделала краткий обзор содержания проекта постановления, состоящего из 19 пунктов. Судья ВС назвала документ «достаточно лаконичным», но при этом таким, который исчерпывающе объединяет в себе разъяснение только тех вопросов, которые волнуют правоприменителя.

В пунктах 1–4 рассматривается предмет преступлений, предусмотренных статьями 324, 325 и 327 УК РФ. В этих пунктах, по словам Ермолаевой, содержится ответ на главный вопрос: что понимать под конкретными видами документов и как их разграничить между собой.

В пункте 1 с учетом сложившейся судебной практики разъясняется, что под официальными документами, предоставляющими права или освобождающими от обязанностей, в статье 324 УК РФ и официальными документами в части 1 статьи 325 УК РФ понимаются такие документы, в том числе электронные, которые создаются, выдаются либо заверяются в установленном законом или иным нормативным актом порядке федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления либо уполномоченными организациями или лицами. А главное назначение данных документов в том, что они удостоверяют юридически значимые факты.

К числу таких документов в полной мере относятся и электронные документы. Признание материальности электронного документа как разновидности документа и его равнозначности документу на бумажном носителе следует из положений федеральных законов об информации и об электронной подписи.

— В условиях развития цифровых технологий и все большего применения электронного документооборота неправомерные действия в отношении электронных документов, являющихся официальными, могут быть квалифицированы по статьям 324 и 325 УК РФ, а их подделка — по статье 327 УК РФ, — пояснила Ермолаева.

Пункт 2 проекта посвящен документам, именуемым «важные личные» для целей части 2 статьи 325 УК РФ (похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа). Помимо паспорта гражданина (в том числе заграничного, дипломатического или служебного), к таковым относятся военный билет, водительское удостоверение, пенсионное удостоверение, аттестат или диплом об образовании, свидетельство о регистрации транспортного средства, паспорт транспортного средства и другие. То есть принадлежащие гражданину документы, удостоверяющие юридически значимые факты и наделяющие его определенным юридическим статусом, рассчитанные на их многократное или длительное использование.

Корреспондирующие разъяснения содержатся в пункте 6 проекта. Там указывается, что похищение, а равно уничтожение, повреждение или сокрытие паспорта или другого важного личного документа не могут квалифицироваться по части 1 статьи 325 УК РФ (похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей).

— Данное разъяснение отражает принципиальную позицию президиума Верховного суда РФ, выработанную в течение многолетней практики, — отметила Ермолаева.

Поддельный или подложный?

В статье 327 УК РФ в результате внесения в нее изменений в 2019 году установлена ответственность за использование не только заведомо поддельных (часть 3), но и подложных документов (часть 5). В пункте 4 проекта предложено разграничение этих преступлений.

— Оно основано не на различии используемых законодателем синонимичных терминов, а исходит из характеристик документов, охраняемых разными частями одной статьи уголовного закона, — пояснила докладчик.

Так, по смыслу части 5 статьи 327 УК РФ к заведомо подложным документам относятся любые поддельные документы, удостоверяющие юридически значимые факты, за исключением поддельных паспорта гражданина, удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей. Например, подложные гражданско-правовой договор, диагностическая карта транспортного средства, решение общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме.

Похищение госнаград: позиция КС и практика ВС

Статьей 324 УК РФ (приобретение или сбыт официальных документов и госнаград) в равной мере охраняется оборот государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР. Однако хищение официальных документов состава преступления, предусмотренного этой статьей, не образует. Ответственность за это преступление выделена в самостоятельную норму (статья 325 УК РФ). Тогда как ответственность за похищение госнаград самостоятельной нормой не является. В связи с этим в судебной практике отсутствует единый подход к решению вопроса о том, является ли хищение способом незаконного приобретения государственных наград и как именно такие действия должны квалифицироваться — по статье 324 УК РФ или по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за хищение имущества. В пункте 5 данная проблема правоприменения разрешается следующим образом: похищение государственных наград РФ, РСФСР и СССР является одним из способов их незаконного приобретения и квалифицируется по статье 324 УК РФ. Если похищение наград было сопряжено с применением насилия, то такие действия образуют совокупность преступлений, предусмотренных статьей 324 УК РФ и соответствующей статьей УК РФ об ответственности за преступление против жизни и здоровья.

— Данное разъяснение основывается на правовой позиции КС РФ о том, что публично-правовая природа государственной награды как нематериального блага исключает возможность признания данного блага объектом права собственности. А также подтверждается практикой ВС РФ по данному вопросу, — сообщила Ермолаева.

Что признается подделкой автомобильных номеров

Пункт 6 посвящен статье 326 УК РФ (подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства). Разъясняется, что к использованию заведомо подложного государственного регистрационного знака относится, в частности, установка на транспортном средстве в целях совершения преступления либо облегчения его совершения или сокрытия изготовленного в установленном порядке государственного регистрационного знака, отличного от внесенного в регистрационные документы данного транспортного средства (например, выданного на другое транспортное средство), управление в этих же целях транспортным средством с установленным на нем таким государственным регистрационным знаком.

При этом подделкой государственного регистрационного знака признается изготовление такого знака в нарушение установленного законодательством о техническом регулировании порядка либо внесение в изготовленный в установленном порядке знак изменений, искажающих нанесенные на него символы (например, путем выдавливания, механического удаления символа (символов), подчистки, подкраски) и допускающих иное прочтение знака.

Трудности применения статьи 327

Пункты 8–14 проекта посвящены вопросам применения статьи 327 УК РФ. В частности, в пункте 8 разъясняется, в чем именно состоит подделка документа. В пункте 10 предложено толкование «использование поддельного (подложного) документа». При этом обращено внимание судов на то, что использование лицом своего подлинного документа, являющегося недействительным (например, с истекшим сроком действия), либо подлинного документа, принадлежащего другому лицу, или предъявление вместо надлежащего документа схожего с ним подлинного документа не образует состава преступления, предусмотренного частью 5 статьи 327 УК РФ.

В пункте 11 содержится ответ на вопрос о моменте окончания использования заведомо поддельного (подложного) документа. Здесь же разъясняется, что если представленный лицом с указанной целью заведомо поддельный (подложный) официальный документ и в дальнейшем использовался для получения прав или освобождения от обязанностей в течение определенного периода (например, при трудоустройстве и в период последующей работы в организации), то предусмотренные статьей 78 УК РФ сроки давности уголовного преследования за такое преступление следует исчислять только с момента фактического прекращения использования поддельного (подложного) официального документа, в том числе в результате пресечения деяния.

Вопросы квалификации

Ермолаева отметила, что с использованием незаконно приобретенных или поддельных официальных документов, печатей, штампов и бланков совершаются более опасные преступления — различные мошенничества, контрабанда, экономические преступления. В связи с этим у судов нередко возникают вопросы, связанные с квалификацией таких деяний, либо по совокупности таких преступлений, либо только по статье о более тяжком преступлении, способом которого охватывается незаконное использование документов, штампов, печатей, бланков.

В связи с этим в пунктах 12 и 13 проекта внимание судов обращено на ситуации, требующие квалификации деяний по совокупности преступлений, предусмотренных как разными частями статьи 327 УК РФ, так и другими статьями УК. Также здесь отражены случаи, когда использование для совершения другого преступления заведомо поддельного документа, изготовленного иным лицом, охватывается способом совершаемого преступления (например, мошенничества) и не требует самостоятельной правовой оценки по части 3 или 5 статьи 327 УК РФ.

Пункт 14 содержит разъяснения относительно квалификации деяний по части 4 статьи 327 УК РФ и случаев, когда деяния могут быть признанными как совершенные с целью облегчить или скрыть совершение другого преступления. Например, когда подделка и предъявление поддельного документа используются с целью незаконного получения доступа в жилище или хранилище для совершения кражи.

Спор о поддельных акцизах

Пункт 15 касается применения статьи 327.1 УК РФ об ответственности за изготовление, сбыт поддельных акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок, или их использование. Данный пункт был предложен на рассмотрение пленума с вариантом. В частности, членам пленума надо было определиться, могут ли нести ответственность по части 4 или 6 статьи 327.1 УК РФ лица, которые сами не маркировали алкоголь и табак поддельными марками, но которые приобрели в целях сбыта такую продукцию, достоверно зная, что размещенные на ней марки поддельные, а затем сбывали ее. При этом, подчеркнула докладчик, следует иметь в виду, что указанные лица не совершали действий, которые описаны в диспозиции статьи как использование поддельных марок для маркировки.

— Мнения судов по этому вопросу существенным образом разделились. Этот вопрос требует обсуждения, — констатировала Ермолаева.

В итоге проект постановления был отправлен на доработку в редакционную комиссию.