$ 66.75

€ 75.78

Показания на Улюкаева заставили дать эффектную блондинку-подчиненную

Судебный репортаж01.09.2017
01.09.20174578

Процесс по делу бывшего министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева, обвиняемого в получении взятки в $2 млн, обещает быть долгим. Сторона обвинения вызвала в Замоскворецкий райсуд Москвы 30 свидетелей, личности которых пока держатся в секрете. 1 сентября удалось допросить только двоих – топ-менеджера "Роснефти" Андрея Баранова и главу департамента Минэкономразвития РФ Оксану Тарасенко.

Первое слушание дела по существу началось 16 августа в 9.30, продлилось час и в итоге было отложено судьей Ларисой Семеновой из-за неявки свидетелей обвинения. Правда, перед этим стороны успели изложить свою позицию, которую Legal. Report проанализировал вместе с экспертом – бывшим столичным судьей, ныне председателем экспертного совета Адвокатской палаты Московской области Натальей Макаренко.

Вкратце фабула обвинения, озвученная прокурором, такова. 15 октября 2016 года Улюкаев на саммите глав государств – членов БРИКС в индийском Гоа потребовал взятку в $2 млн за положительное заключение по приватизационной сделке "Роснефть" – "Башнефть". В противном случае министр угрожал «препятствовать законной деятельности "Роснефти" путем дачи отрицательных заключений по другим приобретениям». Игорь Сечин, который "реально" воспринял угрозу, согласился с требованиями, но, вернувшись на родину, обратился в ФСБ и согласился участвовать в оперативно-разыскных мероприятиях. 14 ноября в центральном офисе "Роснефти" на Софийской набережной с 17.00 до 17.25 прошла встреча двух сановников, после которой Улюкаев был задержан сотрудниками ФСБ, а поклажа с $2 млн была изъята из багажника его служебного автомобиля. В свою очередь Улюкаев обвинил Сечина в заведомо ложном доносе, а ФСБ – в тщательно подготовленной провокации.

Второе судебное заседание началось 1 сентября в 10.00. В связи с этим защита заявила ходатайство: впредь назначать заседания хотя бы на час позже. По словам адвокатов, это позволило бы Улюкаеву, в отношении которого суд избрал меру пресечения в виде домашнего ареста, совершать полноценные утренние прогулки (сейчас ему разрешен променад с 7 до 10 утра). Судья Семенова отклонила ходатайство. Впрочем, недостаток свежего воздуха не слишком сказался на внешнем виде подсудимого. По крайней мере на заседание он пришел довольно бодрым и по виду выспавшимся, с небольшой сумкой, где лежали его рукописные заметки по делу и электронная книга-читалка.

– А что вы сейчас читаете, Алексей Валентинович? (в прошлый раз был Чехов – ред.) С каким настроением пришли? Как вам под домашним арестом? – атаковали Улюкаева репортеры. Словоохотливый прежде экс-чиновник в этот раз был лаконичен: "Мне нельзя комментировать". Чуть позже адвокат Тимофей Гриднев пояснил, что его подопечному запретили общаться с прессой.

Допрос свидетелей обвинения начался с 39-летнего директора департамента отношений с инвесторами ПАО "НК Роснефть" Андрея Баранова, который подробно рассказал о том, как готовилась приватизация ПАО "Башнефть", своей роли в этом процессе и взаимодействии с Минэкономразвития. Главная претензия топ-менеджера нефтяной компании: позиция министра в процессе подготовки сделки кардинально менялась. 4 августа 2016 года в Лаосе (Баранов об этом узнал из СМИ) Алексей Улюкаев заявил, что "Роснефть" не должна участвовать в сделке, поскольку фактически является госкомпанией. А уже в сентябре на форуме на Дальнем Востоке СМИ со ссылкой на главу МЭР сообщают: «Роснефть» является надлежащим покупателем пакета акций «Башнефти» и может быть допущена к приватизационной сделке". О событиях 14 ноября в центральном офисе "Роснефти", где задерживали экс-министра, свидетель, по его словам, опять же узнал из средств массовой информации. С Улюкаевым тоже не знаком и видел его раньше "только по телевизору".

– Позиция министра, что "Роснефть" является ненадлежащим покупателем, могла повлиять на то, что сделка была приостановлена? – поинтересовался прокурор Борис Непорожный.

– Наверное, да, могла, – ответил Баранов.

– «Роснефть» получала хоть раз официальный запрет в приватизации «Башнефти»?

– Мне об этом неизвестно.

После короткой серии вопросов к свидетелю стороны защиты (в диалоге принял участие и Улюкаев) прокурор Непорожный огласил выдержки из протокола допроса свидетеля от 26 декабря 2016 года в связи с «существенными противоречиями» в показаниях Баранова на следствии и в суде. "Лично у меня сложилось такое мнение, что Улюкаев искал различные варианты исключить участие нашей компании в данной сделке", – прочел прокурор, и свидетель подтвердил свои слова.

Далее суд приступил к допросу директора департамента корпоративного управления Минэкономразвития Оксаны Тарасенко. 34-летняя эффектная блондинка рассказала суду о том, как готовилась приватизационная сделка в недрах министерства. Пока она объясняла нюансы бюрократической работы, Улюкаев даже начал зевать.

Тарасенко подтвердила, что бывший министр в какой-то момент назвал "Роснефть" ненадлежащим покупателем "Башнефти".

– Откуда это стало известно? – спросил прокурор.

– Из прессы.

– А позиция Улюкаева вам была известна?

– Нет.

– Ваша реакция на данное высказывание?

– Была удивлена…

В какой-то момент репортеры в зале оживились. Непорожный стал допытываться, как часто Тарасенко общалась с Улюкаевым, уточнив, что его интересует взаимодействие "в рамках рабочих обязанностей".

– Вы вообще бывали у Улюкаева в кабинете?

– Да.

– Раз в месяц бывали?

– Раз в месяц бывала.

– Раз в неделю?

– Если того требовали рабочие моменты, бывала. Если нет, не бывала.

– С вами Улюкаев обсуждал приватизацию компании «Башнефть» «Роснефтью»?

– Нет.

– Известно вам от каких-то других сотрудников вашего департамента, возражал ли Улюкаев против покупки акций «Башнефти» «Роснефтью»?

– Нет, я узнала только из прессы.

– Минэкономразвития может своим решением приостановить приватизационную сделку? – в свою очередь задал вопрос адвокат Гриднев.

– Затрудняюсь ответить.

Обвинение напомнило Тарасенко ее показания на допросе о том, что Улюкаев собственной рукой вычеркнул несколько строк из доклада о целесообразности участия «Роснефти» в приватизации (документ готовил ее департамент по поручению вице-премьера Аркадия Дворковича). Свидетель довольно путано объяснила суду ключевое, на ее взгляд, значение этих строк для исхода сделки. В итоге прокурору Непорожному опять пришлось зачитывать свидетельские показания из протокола: "Улюкаев лично вычеркнул фразы о том, что участие "Роснефти" повысит конкурентность, а новые критерии отбора нуждаются в анализе". 

– Как вы думаете, министр достаточно компетентный человек, чтобы решать, какие фразы оставлять в докладе, а какие вычеркивать? – в самом конце заседания обратился к свидетелю адвокат Гриднев. Его реплика так и осталась без ответа.

Уже после заседания, когда Улюкаева увел сопровождавший его представитель ФСИН, в холле у лифта адвокаты – у экс-министра их четверо – откровенничали: "Трудно понять, какое прямое отношение к делу имеют представленные сегодня показания, они очень слабые". 

Следующее заседание, где будет продолжен допрос свидетелей обвинения (их имена гособвинение категорически отказалось разглашать, несмотря на ходатайство адвокатов), судья Лариса Семенова назначила на 5 сентября. Всего в этом месяце назначено 8 судебных заседаний – по два в неделю.

Теги: